You are here

Уртаул

Д. Уртаул (относилась к 14 юрте, с 1850 г. Старый Уртаул) при р. Урья (Орья) была одним из крупных поселений уранцев. Она уступала (50 дворов) только д. Карманово (86 дворов в 1795 г.). Название ее происходит от слов урта - средняя, ауыл - деревня. Это связано, по-видимому, с тем, что она расположена между основными - коренными - поселениями Уранской волости, как Янаул и Кисак-Каин. Как бы то ни было, д. Уртаул занимала действительно удобное положение, находясь недалеко от многочисленных поселений как башкир, так и тептярей. Впервые о д. Уртаул говорится в договорной записи башкир этого поселения Якупа Адналина, Япара Урусаева, Гайсара Уразлина, Суюша Ишметева, Исангула Усейнова с другими вотчинниками Янаула, Иванаева, Иткинеева от 1750 г. об отдаче русским крестьянам Казанского, Осинского уездов в кортом «вотчину свою вверх по Каме реке на луговой стороне», находящуюся по ориентирам: «верхняя межа Черной исток с вершины по левую сторону да по речке Сайгадке от межи от заливы вешней Камской воды вверх до вершины по обе стороны». За этот кортом сроком на 20 лет владельцы договорились о ежегодном денежном оброке в размере 3 руб. 10 коп. Через 3 месяца 3 апреля 1750 г. уртаульцы (Кинзя Адналин «с товарыщи») с иткинеевцами еще раз отдали крестьянам Сарапульской волости Казанского уезда на 12 лет «вотчину свою за Камою рекою на луговой стороне против села Сарапула по речке Паркачихе от Большого болота вверх до вершины по обе стороны и с падунами по межам, как преж сего владели тою нашею вотчиною они, крестьяне». За отданную в аренду вотчину башкиры получали по 2 руб. в год.


В следующем документе за 1758 г. тоже упоминается д. Уртаул, когда ее жители Кинзя Адналин и Исянгул Усейнов наряду с башкирами д. Новой (Янаул) и Иткинеево выступили поверенными в отдаче монастырским крестьянам Казанского уезда В. Кустову и братьям Коровиным в аренду мельничного места на р. Сайгадке сроком на 25 лет для постройки «большой колещатой мельницы на 2 подстава своим коштом». В 1775 г. башкиры д. Уртаул Кутый Рахмангулов и д. Янаул исполняющий старшинскую должность Ибрак Иманаев жаловались на дворцовых крестьян с. Касево Сарапульской волости, захвативших 5 лет тому назад недалеко от д. Кумово (Сосново) по р, Амзе их земли, где обосновались поселением и строили мельницу. А крестьяне, обосновавшиеся по договору по р. Караписе в трех дворах, 7-й год не платили владельцам земель оброчных денег. Жители д. Уртаул поставили под эту жалобу свои тамги.


В 1780 г. тот же самый Кутый Рахмангулов и Заит Тляпов с башкирами д. Кумово, Янаул, Еманаево (Иванаево) на 2 месяца заняли в долг 70 руб. денег. В 1784 г. тот же Кутый с братом Баширом Рахмангуловым и односельчанами сотником Абдюсом Якуповым, Гумером Рангуловым, Гайсой Сююшевьш, Раимом Исянбаевым, Янышем Сагитовым, Гаитбаем Якуповым и башкирами деревень Янбарис, М. Курган, Султыево за 100 руб. продали свои земли по р. Амзе капитану Ф.И.Прагеру. По договору от 1 июня 1815 г. уртаульцы припустили русских крестьян и возник Новотроицкий починок. В 1870 г. 562 человека проживали в 88-дворной деревне.


Как видим, башкиры-вотчинники д. Уртаул были весьма активными в общественной жизни Уранской волости, участвовав в припуске-аренде и продаже вотчинных земель.


Время основания деревни уходит в глубь веков. Однако пока отсутствуют выявленные источники о точной дате ее возникновения.


В 1834 г. в 8 дворах показали полигамные семьи (9,6 проц.). В 1822 г. здесь проживал казах, двое из жителей приняли христианство. Трое сосланы в Сибирь.


Население деревни было однонациональным - башкирским.


В 1795 г. учтено 285 душ обоего пола при 50 дворах, 1816 г. - 511 при 68, 1834 г. - 704 при 83, 1859 г. - 474 при 96, 1870 г. - 487 при 94, 1920 г. - 672 при 134.


Немного о службе одного-двух уртаульцев в годы кантонного управления в 1798-1865 гг. В 1842 г. 37-летний Абдулвали Абзелилов сын Габдусов успел побывать 5 раз на службе по охране Оренбургской пограничной линии вдоль р. Урал (Яик). Его сын - Габбас, 1840 года рождения. Старшинский писарь Абубакир Сабитов сын Уразлин 2 раза находился на такой же службе. Его сын - Исмагил, с 1835 года.


В период кантонного управления в Башкортостане царское правительство в целях усиления надзора за населением берет курс на уничтожение остатков башкирского самоуправления, в частности, йыйынов (съездов) представителей всех волостей и дорог (областей). Еще указом от 11 февраля 1736 г. было запрещено «без позволения городовых командиров сборищев делать». Властями было разрешено тогда проведение только «обыкновенного старинного мирскаго сбора о семике», который собирался на один день у речки Чесноковки под Уфой, где башкирским старшинам было дозволено «о нуждах мирских советовать и письменно доносить и бить челом». Однако в XIX в. такие собрания фактически не проводились. Причин для этого было много. Главная из них - запреты местных властей в обход закона. Запрещалась и практика йыйынов, носивших традиционно-праздничный характер. Башкиры нескольких деревень обычно собирались на большой и ровной местности на йыйын для общего увеселения. Прибывших угощали местные, затем начинались игры на курае, пение горлом, национальная борьба, скачки, песни и пляски. Однако с 30-х годов XIX в. и такие йыйыны проводились редко и «народу съезжалось намного меньше, так как подобные увеселения были запрещены начальством». Запрещали проведение йыйынов военные губернаторы и П.К.Эссен и П.П.Сухтелен из-за боязни общения населения, не предусмотренного регламентом военно-феодального режима. Однако без ведома местных властей в разных концах края продолжалось проведение йыйынов. В 1840 г. пристав 3-го стана сообщил губернским властям о иыйыне башкир деревни Уртаулово Уранской волости (10-го башкантона), где были, кроме рядовых, и башкирские старшины 12-й юрты Мухаметвали Карманов и 13-й юрты Абдулгафар Дюскеев. Чтобы разогнать народ, приставом был послан полицейский сотник, но ему оказали сопротивление и «ослушание». Бывший на иыйыне башкир из д. Сосново (Кумово) Мухаметзян Якупов «кричал, что пристава и знать не хочет». Основываясь на этих фактах, начальник штаба Отдельного Оренбургского корпуса г.-м. Рокосовский предписал командующему Башкирским войском «сделать зависящее распоряжение кантонным начальникам о недопущении впредь сих сборищ».


А теперь поговорим о хозяйственной деятельности жителей. Они занимались земледелием, животноводством, пчеловодством, промыслами. В 1842 г. на каждого из 704 человек посев хлеба был равен 7,5 пуда (было засеяно 2400 пудов озимого и 2880 пудов ярового хлеба). Деревня имела 3 водяные мельницы (в 1870 г. - 2). Каждый из 83 дворов владел лошадьми по 3,8, коровами - по 4,3, овцами - по 1,2, козами - по 2,4. Отдельным дворам принадлежало 30 ульев и 4 борти. Жители имели мечеть и школу при ней.


Уртаульцы участвовали в создании новых башкирских поселений. В 1844-1847 гг. 15 семей из Уртаула, 7 семей из Бадряша, 3 семьи из Кумова и 2 семьи из Янбариса основали д. Булат-Елга.