You are here

Уфа накануне революции

Уфа начала ХХ века – один из типичных провинциальных губернских центров имперской России. Однако, в отличие от ряда соседних регионов (Вятки, Симбирска и др.) для Уфы было характерно очень быстрое экономическое развитие, увеличение численности населения, массовая застройка окраин. По данным всеобщей переписи 1897 г. в Уфе проживало 49 тыс. человек, в то время как в Самаре почти 90 тыс., Симбирске – 41 тыс., Саратове – 137 тыс., Казани почти 130 тыс., Перми – 45 тыс., Екатеринбурге – 43 тыс. человек. Уфа являлась типичным среднероссийским городом.

После открытия в 1888 г. железнодорожного сообщения, связавшего Уфу с Самарой и центром страны, город оказался в максимально благоприятном геополитическом положении – на великом транспортном пути в Сибирь. А наличие регулярного пароходства по Белой, сделало город крупным перевалочным пунктом. Из тихого провинциального чиновничье-мещанского городка Уфа превратилась в современный индустриальный центр со сложной социальной структурой населения.

Если по данным всео бщей переписи 1897 г. в Уфе проживало 49 тыс. жителей, из которых уроженцев других мест насчитывалось более 30 тыс. человек, то в 1904 г. население города достигает 68,3 тыс. чел., а в 1907 г. – 84 тыс. человек.

Центр многонационального края, естественно, отличался сложным этническим составом жителей. Помимо преобладающего русского (православного) населения здесь проживали башкиры, татары, чуваши, мордва и т.д. В конфессиональном отношении население города было так же неоднородным - в основном здесь проживали православные и значительное количество магометан, а также староверы, иудеи, лютеране, католики и др. В 1897 г. в Уфе из 49 тыс. жителей 41 тыс. была православного вероисповедания, почти 6 тыс. магометан, 1 тыс. старообрядцев, ок. 500 католиков, почти 400 иудеев и 300 протестантов. Всего в 1905 г. здесь насчитывалось 16 церквей и соборов, 4 монастыря, 3 часовни, 7 домовых церквей, и только 3 магометанских мечети.

Особенностью города в начале ХХ в. является сравнительно высокий процент дворянского населения (9 %), по сравнению с такими крупным городами, как Самара (5,8 %), Казань (8,8 %) и Оренбург (8 %).

К началу ХХ в. в Уфе складывается достаточно многочисленный слой фабрично-заводских рабочих. Крупнейшим предприятием города являлись железнодорожные мастерские (ок. 2 тыс. чел.) и депо (600 чел.), обслуживавшие казённую Самаро-Златоустовскую дорогу. Остальная промышленность была представлена сравнительно некрупными предприятиями пищевой и лесопильной промышленности (мельница Костерина и Черникова – 85 чел., кондитерская Д.П. Берштейна – 139 чел.). Значительное количество рабочих и служащих были заняты на механическом заводе И.И. Гутмана (93 чел.), и в типографиях Блохина и Грибасова и Ко. (49 чел. в каждой). Всего в Уфе на предприятиях подчиненных ведению фабричной инспекции трудилось 991 человек, тогда как в государственном секторе (железнодорожные мастерские и депо) трудилось 2,6 тыс. рабочих. Это составляло одну из особенностей уфимского пролетариата – мощный отряд железнодорожников и распыленные по сравнительно небольшим предприятиям рабочие остальных отраслей.

Выгодное расположение Уфы на пересечении железной дороги и речного судоходства обусловило процветание торговли. В городе к 1905 г. насчитывалось до 1500 заведений, предприятий и торговых точек . В центре города (Гостиный Двор на Верхне-Торговой площади и соседние улицы) располагались крупные магазины известных фирм. В городе была сконцентрирована значительная часть торгового капитала губернии. А в сферу торговли проникают крупные акционерные общества. Например, «Торговый дом И.Г. Стахеева», имевший отделения и в других городах Южного Урала. В июле 1905 г. в Уфе была учреждена товарная биржа, на которой сделки заключались в основном по оптовой продаже сельскохозяйственной продукции.

В Уфе существовало уфимское купеческое общество, в котором состояло 367 человек, а вообще купцов в городе было 672 человека. Но вообще, лиц, занимавшихся торговлей, было гораздо больше. Деятельность профессиональных торговцев была связана с обязательным ведением деловой отчетности, торговых книг, что предполагало не только владение грамотой и спецификой делопроизводства, но и знанием законов. Хотя в торговой среде лишь незначительный процент её представителей имел высшее специальное образование. Недостаток грамотности во многом компенсировался коммерческой хваткой. С развитием экономики численно возрастал и этот новый слой предпринимателей, имеющий свои собственные, часто оппозиционные представления и мировоззрение. Именно из этой среды вышел Е. Сазонов, известный уфимский революционер В. Алексеев и многие другие. Это были семьи «вечных протестантов, позволяющих себе иметь собственное мнение, любить волю и активно добиваться её».

В начале ХХ в. Уфа оставалась крупным административным и культурным центром края. Здесь располагались все учреждения по управлению Уфимской губернией (казенная палата, суд и др.), в которых был занят значительный штат чиновников. В городе также находились губернское и уфимское уездное земства, аппарат городского самоуправления, многочисленные больницы и образовательные учреждения. Количество чиновников составляло приблизительно 1 тыс. человек.

В городе действовали две участковые временные больницы для больных брюшным тифом и оспой. Из общего числа лечебных заведений в Уфе было при лечебных заведениях три земских больницы, при благотворительных учреждениях три больницы, а также две земские больницы. Кроме лечебных заведений производился амбулаторный прием больных в двух амбулаториях (городской и Попечительного о бедных Комитета).

Также в Уфе начала века насчитывалось 42 учебных заведения. Из них пять средних учебных заведений: мужская классическая гимназия, две женские гимназии, землемерное училище и реальное училище. Двадцать семь низших и начальных учебных заведений: частные училища, городские приходские одноклассные школы и городские трех и четырех классные школы. Десять учебных заведений духовного ведомства: церковные школы, духовное мужское училище и духовная семинария. Таким образом, число обучавшихся составляло около 6,5 тыс. человек, из них ок. 1700 учащихся в средних учебных заведениях.

Важную роль в структуре населения Уфы играли и другие социальные группы. Всё еще важную роль играло дворянство, значение которого, однако, стремительно падало. В городе проживали немногочисленные помещики, к благородному сословию принадлежали высшее чиновничество края, вплоть до губернатора. Но основную массу дворянства составляли лица среднего материального достатка.

В узкую прослойку уфимской элиты помимо дворян и чиновников, входила верхушка купечества, инженерно-технические специалисты и др. Значительную роль в общественной жизни играло в духовенство (550 чел.). В учебных заведениях духовного ведомства (духовной семинарии, епархиальном женском училище, духовном мужском училище и др.) училось порядка 1,5 тыс. человек. Многочисленным было сословие мещан (почти 19 тыс. чел.), которые владели основной недвижимостью в городе.

Несомненно, что социальная структура Уфы к 1905 г. представляет собой структуру переходного типа от традиционного к индустриальному обществу. Старые классы – дворянство и мещанство сталкиваются с новыми социальными силами – буржуазией, интеллигенцией, фабрично-заводскими рабочими, которые все вместе образуют новый средний класс.

В Уфе, как губернском центре, был сосредоточен весь высший аппарат по управлению краем. Здесь находилась резиденция губернатора (на начало 1905 г. – генерал-майор И.Н. Соколовский), являвшегося по существующему законодательству «хозяином губернии» и возглавлявшего всю административную власть.

Губернатор назначался лично императором, ежегодно представлял ему отчёты и имел право личного обращения к государю. Помимо всех хозяйственных вопросов, в ведении губернатора находился надзор и карательные функции. Он также являлся председателем всех важнейших присутствий и комитетов. Основной формой отчётности были годовые всеподданнейшие отчеты. Подлинники отчетов губернатор отправлял императору, а копии в министерство внутренних дел. Губернаторы должны были указывать, какие изменения произошли в народном хозяйстве за отчетный год, сведения о здравоохранении, народном образовании, указывать неотложные нужды и потребности местного населения. Также губернаторы были обязаны, помимо годовых отчетов, регулярно сообщать в министерство внутренних дел сведения о различного рода происшествиях и недоразумениях. По собственной инициативе они могли направлять в министерство внутренних дел конфиденциальные представления «о буйстве, неповиновении законному правительству», об усилении народных волнений и чрезвычайных происшествиях. Также министерство внутренних дел обязало губернаторов предоставлять краткие еженедельные записи на имя министра внутренних дел в конверте с надписью в «собственные руки. Губернаторы сообщали в министерство внутренних дел и о характере деятельности должностных лиц, политических взглядах общественных деятелей различных партий и другие явления жизни. Таким способом министерство внутренних дел требовало от губернаторов всесторонних сведений из жизни губернии и заботы о сохранении существующего порядка. В начале ХХ в. через руки губернаторов проходило до 100 тыс. документов в год или более 270 ежедневно.

В отсутствии губернатора его полномочия переходили к вице-губернатору (в 1905 г. – коллежский советник Н.Е. Богданович). Важную роль в системе местной власти играл предводитель дворянства (в 1905 г. – князь А.А. Кугушев), возглавлявший местную корпорацию высшего сословия империи.

В Уфе располагался управленческий аппарат губернского и уездного земства (в 1905 г. председатель губернской земской управы - П.Ф. Коропачинский) и городского самоуправления (А.А. Малеев), различные сословные (мещанские, купеческие) и общественные организации, представительства центральных министерств и ведомств (министерство путей сообщения, министерство финансов, военное ведомство, ведомство православного вероисповедания и т.д.).

К началу ХХ в. в губернском центре были сконцентрированы все правоохранительные структуры, включавшие полицию, жандармерию и части уфимского гарнизона.

Во главе полицейского управления стоял полицмейстер (в 1905 г. – Г.Г. Бухартовский), с помощью приставов, их помощников и околоточных надзирателей, опекавший город, для удобства разделенный на 5 полицейских частей. Городскому управлению подчинялась и пожарная команда. По штатному расписанию 1906 г. уфимское городское полицейское управление насчитывало 120 служащих. В том же году городские полицейские команды насчитывали 217 человек.

Главным инструментом правительства по преследованиям революционного движения была жандармерия (в 1905 г. начальник - Н.П. Артемьев). Уфимское губернское жандармское управление входило в состав самарского районного охранного отделения. Оно вело наблюдение за благонадежностью граждан, проводило следствие по политическим делам, осуществляло надзор за лицами, выступавшими против самодержавного строя. Губернское управление и полицейские учреждения были тесно связаны с департаментом полиции, направлявшим работу всей полиции империи. Губернское жандармское управление осуществляло также надзор за расположенными на территории губернии тюрьмами.

Из воинских управлений и заведений в 1905 г. квартировали в г. Уфе: штабы 311 Челябинского пехотного полка, 6 запасного пехотного батальона и 16 Оренбургского казачьего полка, Управление Уездного Воинского Начальника, местный военный лазарет.

К началу ХХ в. Уфа являлась быстро развивающимся торгово-экономическим и культурным центром обширного края. Трансформировалась структура городского населения, складывалась значительная прослойка фабрично-заводских рабочих, в состав которой входили высококвалифицированные специалисты. В городе была сосредоточена основная часть губернской интеллигенции (служащие земского и городского самоуправления, учителя, врачи, юристы и т.д.), крупных и средних предпринимателей, а также учащейся молодёжи.

Однако контроль администрации над городом и социумом по прежнему, основывался на патриархальном авторитете высшей власти, освящённом религиозными, сословными, монархическими традициями беспрекословного подчинения низших классов. Охрану общего порядка в городе с 67-тысячным населением обеспечивали всего 217 полицейских.