You are here

Оборонительные сооружения в 1760-1800 гг. (постановка проблемы)

Цель данной статьи – привлечь внимание историков и археологов к вопросу всестороннего изучения Уфимской крепости.

Пока не существует опубликованных научных работ по оборонному зодчеству г. Уфы, хотя в ряде монографий рассмотрен градостроительный аспект истории Уфы в целом [1]. Единственное в своем роде (неопубликованное) исследование – реконструкцию Уфимского кремля на основе карт XVIII в. – провел в 50-х годах XX в. картограф В.Д. Таич в сотрудничестве с археологом и краеведом П.Ф. Ищериковым [2]. В нем описаны элементы оборонительных сооружений и главные постройки города в XVII – XVIII вв.

Попытаемся ответить на несколько вопросов: восстанавливались ли уфимские укрепления после пожара 1759 г.? Если да, то что представляли они собою, как долго существовали в виде наземных построек? Сохранилось ли что-нибудь из них до наших дней?

Общеизвестен факт существования малого кремля (или детинца) и стены-тына, окружающей так называемый «больший город», описываемых в документах XVII [3] – первой половины XVIII вв.[4] и изображенных на нескольких картах* XVIII в.[5] (рис.). Кремль и внешняя стена неоднократно ремонтировались и перестраивались [6]. В первой половине XVIII в. к северу от города между реками Белая и Уфа был сооружен вал-засека [7]. Позволим напомнить читателям о случившемся от молнии пожаре 23 мая 1759 г., «От которого [пожара] состоявшая в кремле Михайловская башня, а от оной гоубтвахтная, караульная изба с сеньми и воеводский дом, так и канцелярия с некоторыми указами, протоколами, журналами и протчими делами и несколько гербовой и простой бумаги, да в соборной церкви несколько ж церковных украшений и на колокольне боевые часы, тюрьма с острогом, девичий монастырь з двумя церквами и протчее <…> згорело»*[8]. Какова же была дальнейшая судьба Уфимского кремля?

Одно из ключевых событий XVIII в. – Пугачевский бунт. В Журнале уфимской комендантской канцелярии, составленном из различных документов после осады и штурма Уфы отрядами пугачевского атамана И.Н. Зарубина-Чики в ноябре 1773 – марте 1774 гг., записано: «<…>по неимению в нем [городе] крепостного строения, да и никаковаго укрепления <…> в каких местах около того города учреждены пекеты<…>». Редактором и компилятором Журнала был комендант Уфы полковник С.С. Мясоедов [9. С.302]. С другой стороны, уфимскую крепость упоминает полковник пугачевской армии Мурадшах Сыртланов в письме к Канзафару Усаеву [10. С.188,189].

Ведущие историки Уфы в целом придерживаются точки зрения С.С. Мясоедова, однако единого мнения нет. Так, в коллективной монографии «История Уфы», в главе, посвященной периоду феодализма, доктор исторических наук Н.Ф. Демидова пишет: «После пожара кремлевские укрепления уже не восстанавливались, так как в них не было необходимости» [11. С.36], а, в параграфе о Крестьянской войне она отмечает: «Известную роль сыграли остатки укреплений большого острога, не представляющие, правда, серьезного препятствия» [11. С.58]. Историк И.М. Гвоздикова в монографии «Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачева», описывая оборону Уфы, упоминает «земляной вал, деревянную крепость с башней, палисад, 13 пикетов<…>» [12. С.119].

Сведения, оставленные П.Ф. Ищериковым, также противоречивы, однако, они указывают на одно из направлений поиска истины, о котором речь впереди [13].

Обратимся к картографическим источникам XVIII в. На карте г. Уфы, пострадавшего от пожара 1759 г. [14], обозначены сгоревшие строения, расположенные в малом кремле и вблизи него. К ней прилагается подробная опись: «Погорело; Оставше из строений болшаго города; О подлежащем к сносу разного строения<…>». Согласно данной карте, огонь не уничтожил южный угол малого кремля, включая пороховой погреб. Также оказались нетронуты Троицкая деревянная церковь, некоторые постройки севернее кремля, внешняя тыновая городская стена. На следующей карте, озаглавленной «План Уфимской крепости с показанием на оном, что в прошлом 1760 году июня с 1 и октября по 22 число вновь построено и впредь что строить надлежит, также сколко обывательского строения снесть долой, снесено и поломано, также что надлежит сломывать, значит на оном же плане покрытием красками под литерами, представленом апреля 9-го дня при репорте 1761-го году»[15], кремль вытянут вдоль Казанской улицы с севера на юг приблизительно на 600 м. Западная и восточная границы кремля определяются обрывами. Он представляет собой сочетание элементов западной и старой русской фортификации: 9 бастионов и фланкирующие сооружения построены из бревенчатых конструкций (на схеме объект 3). Часть стены выполнена тарасами. На южном и на северном конце показаны две проезжие башни. Внутри кремля находились, помимо собора, несколько жилых кварталов, женский монастырь, провинциальная канцелярия, гауптвахта, винный склад и другие строения.

В экспликации также перечислены: бастионы, земляной ров внутри крепости перед палисадом, платформы для пушек и др. В списке «что впредь достроить надлежит» среди других указано: достроить палисад, отделяющий южную часть крепости, пушечные платформы и «пороховой погреб каменной построить».

Крепость с бастионами показана и на карте «План города Уфы», датированной 1767–1775 гг.[16]. В экспликации упомянуты: ворота к крепости и городу, монастырь девичий, канцелярия, рентерея с архивом, канцелярия оренбургского горного начальства и др. Подписано: «Копировал маркшейдерской ученик Иван Михайлов». Башни на данной карте не обозначены. Внутренняя стена крепости отделяет южную часть со Смоленским собором, Воеводским двором, рентереей и прочими административными зданиями. Внешняя городская стена отсутствует.

Кроме вышеупомянутого документа, крепость с бастионами (южная ее часть) показана на плане 1771 г., составленном воеводой Алексеем Борисовым [17]. В экспликации указаны среди каменных зданий – Смоленский собор с колокольней и здание архива-рентереи; среди деревянных – дом воеводский, провинциальная канцелярия, пороховой погреб и др.

Карта «План городу Уфе, сочинен в ноябре месяце 1781 года» [18] (на него ссылается в упомянутой работе В.Д. Таич) демонстрирует лишь небольшой фрагмент западной крепостной стены с бастионом.

Картографические материалы говорят об Уфимском кремле, восстановленном и расширенном после пожара 1759 г. и существовавшем, по крайней мере, в 1761–1771 гг.

В нарративных источниках, например, рукописям П.Ф. Ищерикова [19], строится догадка о восстановленном кремле, и приводится в пример свидетельство академика П.С. Палласа, проведшего в Уфе зиму 1769–1770 гг. и написавшего в своей книге: «… прежде бывшия около Уфы укрепления по большей части завалились, а от той полисадом укрепленной линии, которые на шесть верст от города между Уфою и Белою, в шести или семи верстах своими луками сближаются, поперег через уезд была протянута, и во время неспокойствий градския поля и нужные для скота кормовые места защищала, уже и следов почти не видно, кроме некоторых остатков от деревянных караульных башен.

Токовое положение города, шесть по разным местам онаго лежащих церквей, и особливо с прочими главнейшими зданиями, на самом вышнем в городе пластинником окруженном угорке, тут же ниже [вероятно, ошибка, следует читать выше – В.З.] ручья Сутолоки стоящие каменная соборная церковь, дают городу вид довольно приятный и гораздо прекраснейший, нежели каков он есть в самом деле»[20].

В толковом словаре В. Даля слово «пластинник» объясняется как «самая толстая доска, толще всех родов досок; распиленное вдоль бревно, с коего сняты два горбыля; если горбыли не срезаны, то это половинник, развал». В толковом словаре Д.Н. Ушакова аналогично: «Строевой материал, распиленный в виде пластин (плотн.) ».

На плане Уфимской крепости 1761 г. не найдено надписей о пластиннике. Возможно, в книге Палласа закралась ошибка в переводе с немецкого языка на русский, но также вероятно, что составитель плана 1761 г. не счел данную подробность достойной упоминания. Более точные сведения о фортификационных работах в Уфе могут дать изыскания в архивных документах, касающихся деятельности канторы главной артиллерии и фортификации при военной коллегии, камер-коллегии, коллегии экономии, др. ведомств. Так, согласно Описи женского Христорождественского монастыря, 1763 г., около монастыря должна была находится каменная ограда [21].

В конце XVIII в. картографы составляют еще несколько планов Уфы. На них уже нет ни крепости с бастионами, ни внешней стены. Однако на всех планах Уфы рубежа XVIII–XIX вв. отмечен земляной вал – с западной и северо-западной сторон. Примеры тому: план-проект архитектора И. Тоскани 1785 г.[22], план 1800 г.[23] и план рубежа XVIII-XIX вв.[24] (на схеме объект 5).

4 августа 2006 г. группой археологов Уфимского научного центра РАН под руководством кандидата исторических наук Владимира Овсянникова произведен осмотр на участке периметра крепости XVIII в. Обнаружен элемент крепостной стены, а также различные металлические изделия, фрагменты керамической и стеклянной посуды. Находки датируются XVIII в. Сама крепостная стена включает в себя основание из известняковых блоков, скрепленных в кладке раствором, и бревенчатых конструкций (вертикальных и горизонтальных). В плане каменное основание стены соотносится с контурами восьмого бастиона, находящегося около Христорождественского монастыря, и показанного на планах 1761 и 1781 гг. Всего обнаружено шесть фрагментов каменного основания на протяжении 80 м. Фрагменты находятся на глубине культурного слоя 1-3 м и частично выступают из склонов оврага. Данная находка определена археологами как фрагменты крепостной стены XVIII в. На плане 1761 г. указаний на каменный фундамент нет, однако, такую же стену обнаруживали на крепостном холме во время строительных работ в 1955 г. [25] и в 1960 г. [26].

Таким образом, письменные источники (картографические и нарративные) позволяют сделать вывод о том, что малый кремль (или детинец), сгоревший в пожаре 1759 г., был восстановлен в виде крепости с бастионами, простоявшей не менее 10 лет. Один из бастионов, отражался на картах до 1781 г. Состояние и обороноспособность данного крепостного сооружения в период Крестьянской войны, вероятно, были на невысоком уровне. Ныне археологами найдены остатки крепостной стены и одного бастиона. Данный памятник необходимо исследовать и поставить под государственную охрану, и продолжить поиск и изучение источников по истории Уфы.

Захаров Владимир Николаевич

Источники и литература:
1. История Уфы. Краткий очерк. Под ред. Ганеева Р.Г., Болтушкина В.В., Кузеева Р.Г. Уфа, 1981; Буканова Р.Г. Города и городское население Башкирии в XVI–XVII вв. Уфа, 1993; Буканова Р.Г. Города-крепости юго-востока России в XVIII в. Уфа, 1997; Семенова С.Ю. Развитие планировки и застройки г. Уфы в XVI–XIX вв. Дисс. канд. архит. М., 1998; Сафаров В.Ф. Градостроительство в Башкортостане во второй половине XVI– XX вв. Уфа, 2005.
2. Таич В.Д. Опыт реконструкции вида Уфимского кремля в XVII–XVIII вв. Машинопись, 1956 г. // ЦГИА РБ. Ф. Р-4423. Оп.1, Д.18.
3. Государев наказ воеводе Сомову, 1664 г. // РГАДА. Ф. 248. Оп.3. кн.132. Л.123. С.119.
4. Росписной список Уфы и пригородов, 1728 г. // РГАДА. Ф.452. Оп.1. Д.4.
5. План 1728 г. // РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1059; План 1732 г. // РГАДА, Ф.248. Оп.160. Д.38. кн.456. Л.292а-293; План 1732 г. // РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1060; План 1734 г. // РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1061. Л.1), План-проект 1736 г. // РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1062; План 1745 г. // РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1063.
6. ПСЗРИ. Т. VIII, №6226.
7. Рукопись П.И. Рычкова // Архив СПб ИИ РАН. Русская секция. Ф.36. Оп.1. Ед.хр.521. Лл.476об., 477.
8. РГАДА. Ф. Камер-коллегия. Оп.7. Д.31334. Л.1; История Уфы. Уфа, 1981. С.36.
9. Овчинников Р.В. Журнал Уфимской комендантской канцелярии о ходе боевых действий против повстанческих отрядов И.Н. Зарубина-Чики под Уфой с 24 ноября 1773 г. по 24 марта 1774 г. // Южно-уральский археографический сборник. Вып.1. Уфа, 1973. С.302.
10. Воззвания и переписка вожаков Пугачевского движения в Поволжье и Приуралье. Казань, 1988.
11. История Уфы. Уфа, 1981
12. Гвоздикова И.М. Башкортостан накануне и в годы Крестьянской войны под предводительством Е.И.Пугачева. Уфа, 1999. С.119.
13. НА УНЦ РАН. Фонд П.Ф. Ищерикова. Оп.1. Д.137.
14. РГИА. Ф.1399. Оп.1. Д.570, 571.
15. РГВИА. Ф.349. Оп.40. Д.1066 /копия – НМ РБ, НВ, 15709/.
16. РГИА. Ф.1399. Оп.1. Д.571. Л.1,2.
17. РГАДА. Ф.248. Оп.160. Д.725 (кн.3927, л.807–808); опубликована: Исторический рассказ моему сыну о городе Уфе, выбранный из заметок с 1570 по 1841 год. // Источник. 1995, №4. С.103.
18. РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д.22722.
19. НА УНЦ РАН. Фонд П.Ф. Ищерикова. Оп.1. Д.137.
20. Паллас П.С. Путешествия по разным провинциям Российского государства. Часть II. СПб, 1786. Страницы не нумерованы.
21. РГАДА. Ф.280. Оп.3. Д.491. Л.3об.
22. РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д.22724.
23. РГВИА. Ф.846. Оп.16. Д.22723.
24. РГАДА. Ф.1356. Оп.1. Д.3726.
25. Материалы П.Ф.Ищерикова // ЦГИА РБ. Ф. Р-4423. Оп.1. Д.8. Л.232.
26. Краснова. «Зухра и Надежда» // Журнал «Уфа». 2006, октябрь. С.75.