You are here

№ 17. 1700 г. февраля 3-20. - Дело по челобитной вотчинника Ногайской дороги, деревни Баимбетевы князя Умряса Ишеева с братьями об утверждении за ним земель и угодий, незаконно отнимаемых башкиром деревни Кадашевой Иль-Мухамметом Девлетеевым с братьями

№ 17. 1700 г. февраля 3—20.—Дело по челобитной вотчинника Ногайской дороги деревни Баимбетевы князя Умряса Ишеева с братьями об утверждении за ним земель и угодий, незаконно отнимаемых башкиром деревни Кадашевой Иль-Мухамметом Девлетеевым с братьями.

I.—Великому государю царю и великому князю Петру Алексеевичу [т.] бьют челом холоди твои Уфимского уезда, Ногайской дороги, деревни Бинметевы Умряска мурза, Ямметев сын, князь Ишеев с братьями. Изстари, государь, деды и отцы их и они, холопи твои, владели по 208 год в Уфимском уезде землею и сенными покосы, звериными ловли, бобровыми гонами и с бортными угодьи, со всеми угодьи по урочищам: по Уршаку реке, наниз идучи берегом, левою стороною до устья Ичтимы речки, а верхняя мета до Мотаровской горы, и тою горою до Вилярзы речки, а от той речки до черного лесу, и до перелеска, и до Берсвяны речки, и до толстой березы и до Кал- мацкого озера, а от озера Кармацкого до устья Штили речки. И с тех угодий прадеды и отцы их и они, холопи твои, платят твой, великого государя, тептярский ясак-и служат твою, великого государя, службу. И в прошлых, государь, годех, тому ныне с семь, из деревни Шелтыковы, где они жили впреж сего, [вышли они], холопи твои, на тое свою вышепомянутую землю с урочищи и поселились деревнею, 1 пашню пахали; и выселились из той деревни для того, что в той деревне жили на чужой земле, а теми своими угодьи владели наездом. А до прошлого, государь, 208 года изстари ни от кого о тех челобитья и спору не было; а 1208 году бил челом тебе, великому государю, на Уфе Уфимского уезда деревни Кадышевой башкирец Илмаметка Деветеев I братьями и те их угодьи назвали своими. А преж сего по 208 год от отцов их, и от дедов, и от них Илмэмбетки с братьями1, и владеют ныне они, а им, холопем твоим, владеть не дают; из той деревни их, и женишек, и детишек их вы били вон, а ныне женишки и детишки их живут на степи, помирают с голоду и с холоду, а дворишки их и хлеб стоячий, и молоченой, и земляной, и все, что у них было, отнято и отдано ему Алъмаметки с братьями. А уиего, государь, Альмаметки есть вотчина кроме их и по той же Уршаку реке на другой стороне и с иными урочищами, и платили они Ильмаметка преж сего с той своей вотчины ясаку по полубатману меду да по 9 куниц; и подали они сказку, что того оброку платить им невмочь, а землею владеть им малою дачею и платить тептярской ясак по одной кунице. А ныне, государь, он владеет всякими угодьи немалыми, верст на 200 и больше, а платит ясак малой воровски, а того прежнего ясаку не платит, и тем своим челобитьем он Ильмаметка с братьями раззорили их вконец. Милостивой государь, царь и великий князь Петр Алексеевич [т.], пожалуй их, холопей своих, не вели, государь, у них тех их старинных вышеписанных угодий и дворишков и хлеба напрасно отнимать и тому башкирцу Ильмаметку с братьями против его ложного челобитья1 отдавать, а вели, государь, теми угодьи попрежнему владеть нам, как прежде сего изстари владели, и в той деревне жить. А они, холопи твои, с тех угодий станут платить попрежнему тептерский ясак по 1 куницы на год и твою, великого государя, будут службу служить, чтобы женишкам и детишкам их, живучи на степи с ребятишками, голодною и холодною смертию не умереть; а что они владели теми своими угодьи изстари, и та земля их, и 1 том шлются на окольные деревни, и о том на Уфу дать свою великого государя грамоту. Великий государь смилуйся, пожалуй.
1700 февраля в 3 день.

II. — От великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича [т.] на Уфу стольнику нашему и воеводе Ивану Калинычу Пушкину. Бьет челом нам, великому государю, Уфимского уезда, Ногайской дороги, деревни Банметевы Умряска мурза, Ямметев сын, князь Ишеев с братьями: из¬стари де прадеды, и деды, и отцы их владели, и они владеют старинною своею вотчинною землею, и с сенными покосы, и звериными и бобровыми гоны, и бортным ухожьем со всеми угодьи на Уршаку реке и старинным урочищам; и с тех де старинных своих угодий прадеды, деды и отцы их, и они служили нам, великому государю, многие службы и платили в нашу, великого государя, казну тептярский ясак по 4 куницы по вся годы; а в тех де старинных своих ухожьях деды, и отцы их, и они деревнями и селитьбою не жили, а жили в иных местах в особой башкирской деревне Шалтыковой, а тою своею старинною вотчинною владели наездом; и из той деревни Шелтыховой для ближнего владения той своей вотчины вышли они на ту свою старинную вотчину и поселились своею деревнею Баимбетевою тому лет с семь, тое свою деревню расселили и под хлеб многие земли раснахали, и в той своей деревне всякой скот и в ухожьях своих развели и от посторонних людей всякой зверь и бортной и хмелевой ухожьи проча себе уберегали. А в 208 году бил челом нам, великому государю, затеев, Уфимского уезда, деревни Кадашевой башкирец Ахметко Деветькеев с братьями и те их ухожьи назвали своими напрасно, и из той их деревни их жен и детей их совсем выбили вон; ныне де жены и дети их живут в степи и помирают голодною смертию безвинно, напрасно, и тою их деревнею и вотчинною и всякими ухожьи владеют и раззоряют напрасно. И изстари де от отцов, и от дедов их, и от них, и от посторонних ни от кого о тех их вотчинных ухожьях челобитья и спору не бывало, и нигде Алмаметка свои вотчины ухожьи в иных местах, кроме их; из тех же своих вотчин и бортных ухожьев платят они свой медвяной и кунишной ясак особо, и про то их старинное владение, их ухожье, ведают тутошние и окольние многие старинные башкирцы и старожилы, от того их напрасного челобитья раззорились они напрасно без остатку. И нам, великому государю, пожаловать бы его, не велеть тех их старинных вотчинных ухожьев из деревни ис татар2 и хлеба безвинно напрасно отнимать, и про то их старинное, вотчинное владение сыскать тутошними и окольничами башкирцы, и по-сыску тот их вотчинной ухожей по старым урочищам владеть им попрежнему, и о том на Уфу дать знать нашу великого государя грамоту. А как к тебе ся наша великого гоеударя грамота придет, и ты б против челобитья башкирца Умряска Ишеева с братьями велел сыскать тутошними и посторонними жителями старожилыми, теми, которые иро то их старинное владение ведают; а по тому сыску, буде скажут против челобитныя Умряка с братьями наш великого государя указ учинить по нашему, великого государя, указу и по Уложенью и по новоуказным . статьям, и по старинному давному владению и по платежным описям теми старинными ухожьи велел владеть им Умряску с братьями. Писан на Москве лета 1700 йода февраля в 20 день.

Наг обороте: дьяк Данила Никитин. Справил Исачка Кирцов.

Перепечатывается из <<Оренбургских Губернских ведомостей» 1849 г., № 15—16.
1 В тексте «Оренб. Губ. Вед.», по видимому пропуск.
2 Так в рукописи.