You are here

№ 114. 1756 г. августа 21.— Допрос писаря казахского султана Ай- чувака, татарина Сеитовской слободы Сайта Резяпова в Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева о собрании, происходившем у казахских султанов и старшин Малой Орды по вопросу о возвращении нахо

№ 114. 1756 г. августа 21.— Допрос писаря казахского султана Ай- чувака, татарина Сеитовской слободы Сайта Резяпова в Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева о собрании, происходившем у казахских султанов и старшин Малой Орды по вопросу о возвращении находившихся у них башкирским беглецов.

Августа 21 находящейся при киргис-касацком Айчювак салтане писарем оренбургской подгородной Сеитовой татарской слободы татарин Сеит Резяпов в порученной ему, генералу-майору Тевкелеву, пограничной киргиз-кайсацкой Комиссии показал, что вчерашнего числа означенной Айчювак салтан с находящимися при нем ево владения семиродцами Тюле-бай бидм, Исеть тарханом и Зюдан батырем, всего человек в 80-ти езднл и братьям своим Нур-Али хану и Эр-Али салтану, которые ныне здесь близь Илецкой крепосцы для генерального их собрания находятся, с коим и де и он, Сеит, туда ж ездил, где де он, хан, и брат ево Эр- Али салтан, а особливо находящихся при них старшими алчинцы: Чюмекейского роду Гидай би, Чиклинского Кучар батырь, Маскарского Урус батырь, Шикларского Байтеряк аталык, Байбахтинского Яркан батырь и протчие весьма свирепо ему, Айчювак салтану, говорили, что зачем он, Айчювак салтан, владения ево с семиродцами начал находящихся у них беглых к ним российской стороны башкирцов обратно в Россию без общаго всей Меньшей Орды согласия старшим возвращать, укоряя тем, что или де они пристрастны от российской стороны ибо де чрез то им алчинцам, и всей Киргизской Меньшей Орде придали тем не малое сумнение, яко де естли им, алчинцам, потому как они, семиродцы, ту отдачю уже чинить начали, не быть к той отдаче склонны, то могут понести от российской стороны немалое нарекание Причем особливо из оных семиродцов Табинского роду на знатных старшин Худай-Назар бия и Тюле-бай возстали было за начинания ими прежде всех отдачею имеющихся у них башкирцов, так чтоб их миром за то наказать, к чему были и намерены; только как Айчювак салтан дал знать минами Исеть тархану, которой изо всех их, выступя с такою отважностию противу их, так сурово отвечал, что естли они алчинцы будут усиливаться к наказанию оных двух их знатных старшин то все они семиродцы за то вступятся и их не только до того наказания не допустят, но_хотя до смертного убивства дойдет, то готовы с ними противиться яко де они ту отдачю учинили, исполняя высочайшее ея и. в, повеление, по приказу владельца своего Айчювак салтана На что в опой Айчювак салтан обще ж с ними старшинами ответствовал, что де он подлиннно то возвращение беглым к ним российской стороны башкирцам отдачю чинить приказывал, да и всех де в своем владени имеет возвритить для того, что оные башкирцы прежде бежали к ним сами собою, а ныне, чиня им, киргисцам, многие злодейства и покрав их немалое число лошадей, обратно бегают; к тому ж де он, Айчювак салтан, в высочайшем ея и. в. повелении себя и владения своего киргисцов противными объявить и верноподданнической своей должности нарушить не хочет, да и им де, алчинцам, лутче с ними, семиродцами, быть согласным, нежели в противности высочайшего ея и. в. повеления остаться, отчего де могут они себе в том не корысть, но пред всем светом безславное нарекание и крайнюю гибель понести. Причем Нур-Али хан под видом, хотя он алчинцов сторону в разговорах, яко бы злобствуя к а семиродцов, и держал, дабы их алчинцов, яко сильной род, по их ветренной дикости не огорчить и себя показать к ним, алчинцам усердным, только в самом деле как он, хан, так и Эр-Али салтан все доводилии. до того, чтоб соединить их, алчинцов, обще с ними семиродцами к возвращению всех пребывающих у них башкирцов склонными . Потом он, хан, говорил всему Народу, что должно де им в их Орде сыскинать такие способы, чтоб к спокойному всего их народу пребыванию были полезны, дабы де народ находился в тишине и покое без всякого поколебания. А притом Эр-Али салтан подтвердил, что де они киргизцы, за такие противные их поступки долженствовали были еще жестокому наказанию, то только де в их Орде такого порядку нет. Однако ж напоследок они—хан, Эр-Али и Айчювак салтаны — их, алчинцов, убеждая тем, что ежели им пребывающих у них башкирцов в здешнюю сторону обратно не возвратить, то де конечно, всем с российской стороны в великом утеснении и гибели быть, и ея и. в. всемилостивейшую государыню на тяжчайший гнев подвигнут, а от них де, башкирцов никакого прибытку они не видят, почему они, алчинны, принуждены были на добровольную оных башкирцов уже з женами и з детьми их отдачю склониться. И тако де все, единогласно условясь и по своему закону утвердя молитвою (которая у них по их обыкновению бывает для того что понеже в их народе хан и салтаны не самовластны и сами собою ничего зделать не могут, то когда какое дело, на чем они, киргисцы, положат, дабы оное всеми нерушимо было, утверждаются между собою тою молитвою, по которой уже хан и салтаны с старшинами могут тех, кто из них ту молитву нарушит и исполнять потому, что в собрании их будет положено, не станет, наказывать и к тому принудить), положили всех, находящихся у них башкирцов и со всем их семейством обратно в здешнюю сторону зозиратить; а ежели дде которые киргисцы против того их положенного ныне совету .учинятца противными, и тех башкирцов добровольно отпускать не станут, то де они с- таковыми будут поступать, яко со злодеями и нежелающими их народу покоя и благополучия,

ГАФКЭ. Коллегия Иностранных Дел. Дело 1756 г. № 1, лл. 290—293. Копия Извлечение из журнала, веденною в Комиссии генерал-майора А. И. Тевкелева в августе—сентябре 1756 гю., лл. 236—440 об.