You are here

№ 54. 1755 г. марта 10. — Запись башкир Казанской дороги, Енейской вол. сотника Мастея Абызаева с товарищами дворцовому крестьянину Каракулинской вол. Н. В. Носачеву об отдаче ему в оброчное владение на 12 лет рыбных ловелъ в озерках Старишных (Улзят-Мита

№ 54. 1755 г. марта 10. — Запись башкир Казанской дороги, Енейской вол. сотника Мастея Абызаева с товарищами дворцовому крестьянину Каракулинской вол. Н. В. Носачеву об отдаче ему в оброчное владение на 12 лет рыбных ловелъ в озерках Старишных (Улзят-Митав).

Лета 1755-го году марта 10-го дня, Уфимского уезду, Казанской дороги, Енейской волости башкирцы деревни Байсаровой сотник Мастей Абызаев, Маметь Исенбаев, Минглибай Ишменев; деревни Апасевой Муртаза Апасев, Усман Муртазин, Кутлу Минеев; деревни Келтевой Муса Казанчин, Мустай Юсупкулов; деревни Исенбаевой Исень Балтасев, со всего общего мирского согласия, будучи в пригороде Каракулине, дали сию на себя у крепостных дел запись дворцовой Каракулинской волости, села Колесникова дворцовому кре-стьянину Никифору Васильеву сыну Носачеву в том, что отдали мы, Мастей с товарыщи, ему, Никифору, вотчинные свои рыбные ловли, озерки, по-татарски Улзят-Митав, а по-руски Старишные озерки, которые состоят ниже старицы камской, свою в них половину, с-ыстоком и с мелкими озерки, и с суходолы, и с вешними заливы, и с сетевыми метищи, и з духовою рыбою во владение с предбудущего 1763-го году со скрытия вешней воды впредь на 12 лет.
А рядили мы, Мастей с товарыщи, у него, Никифора, за оные свои озерки, за рыбные в них ловли, за свою половину, на год по 15-ти руб. А наперед при написании сей записи взяли мы, Мастей с товарыщи, у него, Никифора, в зачет оброка денег 12 руб. И во оных наших называемых Нижних озерках ему, Никифору, рыба ловить всякими ловецкими снастьми, и неводами как летную, так и зимную тянуть, и в пристойных местах езы и переимы городить, и духовую л. 6 рыбу, чем пристойно, ловить. А нам, Мастею с товарыщи, в том не спорить и никакого помешательства не чинить. А оные наши озерки, наша в них половина, напредь сей записи иному никому, опричь ево, Никифора, [в] вышеписанные годы не отданы и не заложены и ни в каких крепостях не укреплены. А ежели к нему, Никифору, кто станет вступатца по каким крепостям или бес крепостей, и нам,
Мастею с товарыщи, ево, Никифора, во всем очищать и ни до каких проторей и убытков не доставить. А буди против сей записи в чем не устоим или оные озерки, свою в них половину, отдадим кому иному на сторону, или ево, Никифора, будем изгонять и от вступщиков очищать не будем, и тем учиним ему, Никифору, в лову рыбы Какое помешательство или неочискою от кого какие убытки, и за те нашу неустойку взять ему, Никифору, на нас, Мастее с товарищи, и на родственниках наших данные свои деньги и учинившияся убытки, тако ж за строение всяких ловецких снастей цену за все сполна по ево, Никифоровой, скаске, что он скажет вправду, тому и верить, не принимая от нас никакого оправдания.

Уфимская провинциальная канцелярия, д. № 314, Записные книги при- города Каракулина 1755 г., лл. 5 об.—6.