You are here

№ 28. 1735 г. сентября 20. - Универсал командира Комиссии Башкирских дел А И. Румянцева<sup>1</sup> к башкирскому народу с призывом успокоиться и прислать выборных для изложения обид, которые они терпят от местных властей.

По указу е.и.в., самодержицы всероссийской, государыни всемилостивейшей, и протчая и протчая и протчая, я, нижеименованный, командующий генерал-лейтенант и ордина святаго Александр ковалер, чрез сие объявляю верноподданным е.и.в. башкирского народа как духовным, так и протчим старшинам и всякого звания людем:
Понеже всем вам известно, что издревля вы в верном подданстве предком е.и.в. пребывали, так и ныне самодержавствующей великой государыне, нашей императрице, по закону своему в верности присягу чинили, и е.и.в. всегдашнее о вам высокомонаршеское попечение, яко о своих верноподанных, и о спокойном вашем пребывании и благополучии государское и матиринское попечение иметь изволила. А ныне донесено е.и.в., что из вашего народа некоторые возмутители и недоброжелатели покою, забыв страх божий и свою всеподданнейшую присяжную верность, самовольством своим дерзнули нечаянно напасть на следующие ко Орь реке драгунские роты и из них некоторых воровски побили, но потом уже и явнее противниками себя показали, на подданных е.и.в. в Казанской уезд нападали, многие села и деревни пожгли, людей побивали и в плен брали и скот отогнали. Чего ради е.и.в., всемилостивейшая государыня меня, всеподданнейшего, наскоро сюды послать изволила для справедливаго изследования всех вышеписанных показанных от вас обид и протчих. А может быть что и вам, башкирскому народу, иногда от кого противно е.и.в. высочайшей воли и указом учинены от здешних камандиров какие обиды, то я имею полную мочь и власть во всем том, ежели вам какие обиды учинены, правосудие показать и виноватых по достоинству ноижесточайше наказать; то надлежит вам, оставя нынешнее свое злое намерение и возмутительное собрание, которое подданнической вашей должности и присяге весьма противно, пришлите ко мне в Мензелинск без всякого замедления, выбрав лутчих людей человек 5 или 6, кому вы в том поверите, и с ними на письме обстоятельное известие, от чего вышеупомянутое возмущение учинилось, или от кого имяны здешних камандиров какие вам обиды учинены, что я по сущей правде немедленно правосудие учинить долженствую, а вас, яко верноподданных, обнадеживаю е.и.в. высочайшею милостию и добрым покоем. И для того в домех своих без страха спокойно пребывайте, как верноподданным надлежит, и вооруженных собраннее отнюдь не имейте, а во учиненных от вас противностях я высочайшим именем е.и.в. прощение обесчаю и в чем крепко вас обнадеживаю. А ежели, паче чаяния, сие предложение уничтожается, и по получении сего е.и.в. указу поверенных от себя с письменным известием ко мне в Мензелинск в неделю не пришлите и оных возмутителей не объявите, то я в таком случае принужден буду, яко с противниками е.и.в. указу, поступать, что вы сами увидите.

В заключении сего сие предложение рукою моею подписую и печатью утверждаю.
При подлинном подписано тако: Александр Румянцев.
Сентября 20-го дня 1735 году.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 54/1131. Ля. 318-319. Копия.
Материалы по истории БАССР том 6 стр 63

1Указом 5 августа Сенат заменил Мусина-Пушкина, стоявшего во главе Башкирской комиссии «знатной и надежной персоной», а именно А. И. Румянцевым. (Первоначально он был назаначен на должность астраханского губернатора; с 19 октября - казанского.) В действительности принял руководство Башкирской комиссией только 19 сентября.
Являясь человеком передовых идей, А. И. Румянцев был сторонником возможно более мирных методов в борьбе с восстанием, что санкционировалось и правительством. Эго привело к сильным разногласиям между ним и И. К. Кириловым. В частности, Кирилов выражал недовольство текстом публикуемого универсала (см. док. № 28)