You are here

Очень интересная статья

4 posts / 0 new
Последнее сообщение
Dars
Очень интересная статья

из журнала "Бельские просторы"

Dars

Автор - Вадим Марушин

Уфа далекая и близкая
НЕМНОГО ИСТОРИИ

Уфа основана как крепость в 1574 году на месте башкирского укрепления Тура-тау — Гора-крепость. Такое же название носит и сейчас гора коренного правого берега реки Уфы, но перевод ее несколько иной — Ровная гора. В настоящее время здесь, на месте древнего «чертового городища», расположена городская здравница — санаторий «Зеленая роща».
Вскоре за уфимской крепостью утвердилось название Имэнкала, то есть Дубовый город. Причиной тому послужил материал, из которого были сооружены крепостные стены, сторожевые башни и строения.
По толкованию одних исследователей, название города произошло от древнетюркского слова «уфак», что означает «небольшой», «малый». Другие же ученые видят его название созвучным с башкирским словом «убэ», что означает «холм». Я, опираясь на исторически сложившиеся названия холмов, употребляемых коренными жителями Уфы, пришел к выводу, что более вероятное его второе толкование, то есть «холм».
Действительно, город Уфа расположен на семи холмах, каждый из которых исстари имеет свое народное название. Уфимские холмы круто обрываются в сторону обнимающих их рек и имеют высоты в пределах 200 метров, что соответствует определению возвышенностей, называемых холмами или шиханами.
Немногим городам мира посчастливилось раскинуть свои улицы на семи холмах. Златоглавые Москва, Киев и София, Барселона, Древний Рим и Константинополь да еще с десяток городов мира смогут похвастаться этим.
Семь холмов-гор, семь районов — цифра, исстари считающаяся мифической, как бы оберегает город от напастей уже более 400 лет. Не счастье ли в этом!
Названия населенных пунктов, неважно, сельские это или городские, они были когда-то и кем-то даны. В большинстве сделано это их основателями.
Первым воеводой нашего города стал Иван Григорьевич Нагой. К великому сожалению, мало кто знает, откуда он был родом, как правил крепостью, заложенной отрядами русских стрельцов под его руководством.
Уфимских воевод с этой фамилией было два человека, которых часто путают. Иван Григорьевич Нагой был строителем и основателем уфимской крепости в 1574 году, а при боярине Михаиле Александровиче Нагом Уфа в 1586 году получила статус города, а это две большие разницы — основание города и получение статуса города.
Не в обиду будет сказано власть предержащим, но почему-то забвение городской старины их мало тревожит. Конечно, в первую очередь, это на совести нас, самих горожан, не могущих до сих пор увековечить память Ивана Нагого, основателя города, хотя бы в названии улицы, а уж поставить ему памятник в городе — наше общее, святое дело! Такой памятник уже существует. Создал его сын известного уфимского живописца Александра Дворника Владимир. Он окончил Всероссийскую академию живописи, а его дипломной работой стало создание скульптуры первого уфимского воеводы Ивана Нагого. По отзыву известного скульптора академика Л. Е. Кербеля: «Одна голова этой скульптуры стоит диплома. Володя со временем станет большим, нет, очень большим мастером». Мощная скульптура знатного воеводы представлена в виде седобородого, бородатого, могучего сложения воина, вооруженного мечом-кладенцом, вроде былинного богатыря. Фрагмент этой скульптуры и приведен на страницах журнала.
Троицкий собор, в котором мы, мальчишки, играли, отправляясь на рыбалку в устье Сутолоки, долго стоял израненный, не столь стариной, сколь незаслуженным забвением. За ним, на склоне Троицкого холма, обращенного в сторону Сутолоки, шумела Нижнеторговая площадь. Она была небольшая, с несколькими торговыми рядами-прилавками. Торговали там чем придется, неподалеку от нее, за Гутманским заводом, ныне именуемым заводом горного оборудования, проходил Оренбургский тракт. Сюда, как «во чисто поле», в 1574 году прибыл государев человек Иван Нагой с помощником, боярским сыном Голубцовым. Они выполняли приказ царя Ивана Грозного и были посланы им в ногайские степи для постройки там крепости. Сопровождал их отряд стрельцов, пушкари и казаки. Шли медленно, преодолевая встречное течение реки своими гружеными ладьями. В те времена Белую называли Белой Воложкой, на которую можно было попасть на челнах и ладьях с Волги и Камы.
Ладьи были тяжело гружены пушками, порохом, провиантом и тем, что может пригодиться для строительства будущей крепости. С берега караван охранялся конными казаками.
Наконец долгий и трудный переход закончился, и вот в день Святой Троицы ладьи причалили к устью Сутолоки. Отслужив молебен по случаю благополучного завершения своего нелегкого пути, они «в един день» на берегу речек Ногайка и Сутолока срубили деревянную церковь. Назвали ее Троицкой в честь великого праздника. Простояла она долго, целых 222 года, покуда не сгубил ее в 1776 году пожар, начавшийся от удара молнии.
Деревянную церковь на территории уфимского кремля построили чуть позже, в 1579 году. Освятили ее во имя Казанской Божьей Матери. Долгое время она являлась главной среди всех храмов города. Поэтому было решено на месте старой, пострадавшей от пожара, заложить новую церковь, каменную. Новая каменная Соборная церковь представляла собой пятиугольный храм, выдержанный в традициях архитектуры XVI века, и стала она называться Смоленской, в честь Смоленской иконы Божьей Матери. Деньги на ризу к иконе дал известный горнопромышленник Иван Демидов, который не раз наведывался и жил в нашем городе. Горожане по мере своих сил и возможностей тоже откликнулись на это богоугодное дело. Женщины вышивали скатерти, полотенца, вязали ажурные покровы.
Через сто лет после основания Смоленского собора его внешний вид был усложнен. Дворяне Артемьевы с правой южной стороны построили придел во имя Святых Апостолов Петра и Павла. Еще через семь лет, в 1686 году, сотник Курятников поставил еще один придел, но с другой, с северной стороны, во имя Спасителя Николая. Ростовский купец Иван Дюков пожертвовал для главного иконостаса церкви старинные серебряные лампады.
В 1759 году пожаром был уничтожен уфимский кремль, у церкви пострадали крыша и иконостас. Удалось спасти лишь дубовые Царские Врата (подарок царя Иоанна Грозного) и несколько икон. Во всех трех приделах иконостас восстанавливали заново, а иконы писал художник Захарьин, известный как человек благочестивый и справедливый.
Рядом с собором поднималась трехъярусная каменная колокольня, на которой в XVIII веке установили часы с боем. В связи с тем, что верхняя часть колокольни сильно обгорела и накренилась, ее разломали до нижнего яруса.
В 1773 году, когда о Пугачеве еще никто не слышал, в Смоленском соборе стало происходить что-то странное. Каждый день на утрени в храме при чтении шестопсалмия «Слава в вышних Бог и на земле мир» раздавался в сводах колокольный звон и гул, который, проходя по своду, оканчивался в приделе Святого Николая Чудотворца. Звук напоминал страдальческий стон. Ужас охватывал прихожан. В страхе бежали они из церкви. Потрясенный и напуганный священник прекращал службу. Загадка удивительного звона казалась необъяснимой еще и потому, что самой колокольни к тому времени не существовало. О происходящем доложили в святейший Синод, Сенат и даже царствующей императрице Екатерине II. Из Оренбурга немедленно прибыл архитектор Калязин (по другим источникам — Казонов) для обследования церкви. Он пришел к выводу, что звон в своде происходит от креста, слабо закрепленного в главе, выходящей из свода. По указанию архитектора крест накрепко установили, главу сложили вновь. Воеводою А. Н. Борисовым и протоиереем Неверовым о проделанной работе был сделан доклад, но гул и звон продолжались как и прежде.
По городу и окрестностям поползли нехорошие слухи. Людей охватила тревога. Власти пребывали в смятении и не знали, что делать. Многие жители говорили об опасности и даже о гибели Уфы. А вскоре было получено секретное донесение, что в Яицком городке появился самозванец, донской казак Емельян Пугачев.
Во время Крестьянской войны 1773—1775 гг. отряды мятежников в течение полугода держали Уфу в осаде. Воевода Борисов и комендант Мясоедов совершили крестный ход по городу с хоругвиями и иконами. Поклялись перед Казанской и Смоленской иконами Божьей Матери умереть, но не сдавать город. С этого дня необычный гул и звон прекратились.
В конце 1774 — начале 1775 года Уфа превратилась в один из центров следствия и расправы над повстанцами. Осенью 1774 года в город доставили Салавата Юлаева и его отца Юлая Азналина, временно поместив их в подвал Смоленского собора.
Шли годы. Уфа расширялась, строилась, увеличивалось ее население. Посетивший ее в сентябре 1824 года царь I Александр заметил, что городу необходим более вместительный собор. Поскольку центр города к тому времени был смещен в сторону Верхнеторговой площади — нынешнего Гостиного двора — потому Смоленский собор уже терял свое первостепенное значение. По этой причине старейший храм Уфы стал приходской церковью и получил звание Троицкой, в память той самой, по-настоящему первой Троицкой церкви, выстроенной на берегу стрельцами в 1574 году.
В советский период гонений на церковь она, не получая от властей никакой помощи, стала разрушаться, унося с собой память о самом старом архитектурном памятнике города. В апреле 1933 года храм был закрыт, а в июне 1956 года по решению Уфимского горсовета уничтожен.
Взрывные работы начались ближе к обеду. Подступы к храму охранялись. После первых взрывов стены его дали трещины, но он устоял. В течение трех дней велись подрывные работы, но храм не рассыпался, а разваливался на огромные блоки. Для проведения этой «операции» потребовалось более тонны взрывчатки.
Я помню, как люди приходили к его развалинам и, молясь, прощались с тем, что от него осталось. Со слезами прощались с великой памятью о людях и событиях, которым он был свидетель на протяжении нескольких веков. Со святым местом, которое давало силы всем оборонявшим уфимский кремль и с теми, кто томился в его подвалах.
В моей памяти четко отложилась версия о том, что от Троицкой церкви в сторону рек Белой и Сутолоки вели потайные ходы. Они якобы позволяли стрельцам совершать внезапные атаки на пугачевцев, осаждавших город. Мы с трудом протискивались сквозь узкие кованые решетки, закрывавшие окна храма, всматривались в темноту с молчащим запустением и забвением.
С той поры минуло почти пятьдесят лет. Встречаясь с уфимцами-старожилами, невольно вспоминаешь то, что осталось в детской памяти. Места, которые сохранились в неприкосновенности. А их становится все меньше и меньше. Неужели ничему нас так и не научило время?
А пока пройдемся по улочкам и улицам родной Уфы, прикоснемся с их названиями к далекой, а для кого-то и близкой истории города.

РОДНАЯ УЛИЦА МОЯ
Подсчитано, что в Уфе имеется более 1020 улиц. Больших и маленьких, старых, несущих свои названия еще со времен основания города, и новых, появляющихся ныне в местах городских новостроек. Нумерация домов на улицах города идет в направлении с юга на север и с запада на восток. Поэтому все дома, что расположены по номерам справа, — четные, а по левой стороне — нечетные. Но это правило появилось только в 1904 году. До того же времени, как показывают старые карты города, нумеровались городские кварталы, надписывались названия слобод: Пугачевская, Ильинская, Голубиная, Труниловская, Черкалихинская, Нижегородская, Северная, Богородская. Особняки же знатных и богатых горожан носили их фамилии.
Если внимательно ознакомиться со справочником, в котором приводятся названия уфимских улиц, то в них вы обнаружите названия городов СССР и России. Названия административных районов и городов Башкортостана. Есть среди них и такие, которые как бы воспеты известным современным певцом и композитором заслуженным артистом России Юрием Антоновым. Эти названия напрочь лишены какой-либо политической конъюнктуры и носят сентиментальный характер. Они как бы воскрешают прошлое города. Судите сами: Ягодная, Цветочная, Луговая, Зеленая, Березовая, Садовая, Фруктовая. Жаль, что улиц с такими ласковыми названиями год от года становится все меньше.
Вот небольшая старинная улочка Волновая. Одна из немногих, сохранивших свое название исстари. Начиналась она от улицы Красноармейской, где проходила граница усадьбы архиерейского дома. Шла вниз по склону, делая своим крутым поворотом волну-зигзаг, а затем обрывалась у отвесной кручи Труниловского оврага. Назвать сейчас ее улицей как-то неудобно. От нее сохранился всего лишь один дом — это дом-музей заслуженного деятеля искусств России, народного художника БАССР А. Э. Тюлькина. Пожалуй, сейчас это самая короткая улица нашего города.
Названия городских улиц нередко подвергаются превратностям судьбы. Иногда это связано c прихотью наступивших времен иль политических событий, а иногда просто их местом расположения в городе. Примером этому может служить улица Набережная, точно указывающая на занимаемое ранее место: берег реки Белой. Она узкой полосой тянулась вдоль подошвенной части южных откосов Уфимского полуострова. Сейчас здесь этой улицы нет. Место ее заняла ухоженная асфальтированная трасса.
Но она не исчезла бесследно, а нашла себе новое место, протянувшись вдоль правого берега реки Уфы, в новом микрорайоне города Сипайлово.
Бывшая улица Набережная, пропахшая смолой, пилеными заготовленными на зиму дровами, с вереницей причаленных лодок и молодежью, в тихие летние вечера приходившей сюда купаться или кататься на лодках, была им родная. Набережная для молодежи Голубиной, Труниловской, Архиерейской и Черкалихинской слободы, расположенных в верхней части полуострова, была как бы своеобразной Венецией. Я помню, как за мной, двенадцатилетним мальчишкой, «охотились» взрослые парни. А причина была одна: я умел играть на баяне, а это в пятидесятые годы была редкость. Мне с баяном давали лучшее место, усаживая на корму лодки, в которой обычно сидели четверо молодых людей. Они потихоньку гребли, поднимаясь на веслах вверх по Белой, вдоль Набережной, вплоть до плашкоутного моста. Там к ним присоединялись другие лодки. Я играл на баяне, а сидящие, опустив в воду весла, плыли по течению и пели песни. Музыка и песни раздольно лились по речной глади вдоль засыпающей Набережной. Так было не только здесь, но и в районе Вавиловской и Сафроновской переправ.
Улица Набережная — самостройная. Планированием, и тем более строительством на ней домов, городские власти не занимались. Дома ее лепились как попало по правому берегу Белой, вдоль исчерченных тропами склонам оврагов — Ключ, Большой и Малый Труниловский, Черкалихинский. Самострой домов взбирался по косогорам Случевской и Шугуровской горы, карабкался вверх к улице Местные Дубнячки. Люди, жившие здесь десятилетиями, привыкли ко многим тяготам: бездорожью, отсутствию канализации и водопровода, магазинов и многому другому.
Пожалуй, в старой части города, в Кировском и Ленинском районах, там, где их улицы отполированы миллионами подошв прошедших по ней людей — бедных и богатых, стрельцов и дворян, казаков и пушкарей, каторжан и борцов за правду и веру, — еще можно найти их старые названия. Одной из таких улиц является древнейшая улица города — Посадская. Она, как и прежде, льнет своим «бочком» к реке, пожалуй, не менее знаменитой, чем Белая, к реке Сутолоке или Суколоке, как ее когда-то называли. Это сейчас ее трудно назвать речкой, а в былые времена по ней сплавляли лес, на ней стояла водяная мельница, а в самом устье держали садки с рыбой. Да какой! Мой отец говорил, что до революции в садках плескались осетры, стерляди, лещи и судаки. Продавали даже белугу, которая поднималась из Волги для нереста в верховье рек Белой, Уфимки и их притоков. Вдоль нижней части Посадской улицы кипела торговля. Здесь находилась Нижнеторговая площадь, которая отличалась от других, прежде всего своим рыбным базаром.
Есть улицы, которые были переименованы по нескольку раз. Одна из них небольшая по размерам, но расположенная в самом центре города, была подвержена переименованию четыре раза. Сейчас она называется Театральной, соединяет, как и прежде, две параллельно идущие улицы — Пушкина и Фрунзе. Вдоль ее четной стороны тянутся корпуса Башкирского государственного медицинского университета. На нечетной ее стороне расположено здание Башкирского национального банка и здание Министерства образования Республики Башкортостан. Улица начинается от здания Башгосдрамтеатра имени Мажита Гафури, а заканчивается у Дома актера, с бюстом А. С. Пушкина, перенесенным сюда из Пушкинской аллеи.
Таким образом, своему современному названию Театральная улица полностью соответствует. До этого недавнего ее переименования, кроме изначального, она называлась улицей Героев Седовцев, а затем Ярослава Гашека.
В 1937—1940-х годах совершался беспримерный дрейф на льдине команды ледокола «Георгий Седов», зажатого, а затем раздавленного льдами Северного Ледовитого океана. Руководил той арктической экспедицией известнейший полярник Отто Юльевич Шмидт, который бывал и в нашем городе. После гибели ледокола им была организована первая в мире научная дрейфующая станция «Северный Полюс-1». Возглавил ее полярный исследователь Иван Дмитриевич Папанин, ставший впоследствии доктором географических наук, контр-адмиралом, дважды Героем Советского Союза. Он многие годы руководил одной из старейших научных организаций — Русским географическим обществом. Прожил долгую и плодотворную жизнь — более 90 лет. Я встречался с этим обаятельным человеком на 6-м и 7-м Всесоюзных съездах Русского географического общества. В памяти всех, кто его видел и слышал, он останется честным, смелым и правдивым человеком, который в своих выступлениях «рубил правду-матку», невзирая ни на какие личности!
После легендарной эпопеи спасения полярной экспедиции О. Ю. Шмидта, а затем И. Д. Папанина с 15-ю членами его ледового экипажа, все ее участники были удостоены звания Героев Советского Союза. А в ознаменование их беспримерного научного подвига улице было дано новое название Героев Седовцев.
В Уфе работало много видных деятелей политики и культуры. Одним из них был Ярослав Гашек — чех по национальности, женившийся на коренной уфимке Александре Гавриловне Малоярославцевой, работавшей в то время в типографии фронтовой газеты. (Ю. Узиков, П. Наймушин). В русской литературе он больше известен как «отец» бравого солдата Йозефа Швейка, героя книги, известной во многих странах мира.
В Россию Я. Гашек попал как военнопленный, прошел сложный творческий путь. В Уфе вместе с политотделом Пятой армии он появился в декабре 1918 года. Работал заведующим типографией, печатался в армейских газетах «Наш путь» и «Красный стрелок», избирался секретарем Комитета иностранных коммунистов. В память о нем улица Героев Седовцев была вновь переименована и стала носить имя Ярослава Гашека.
Вполне резонно встает вопрос: как же первоначально называлась эта улица? Соборная — в честь самого большого храма в Уфе, Воскресенского Кафедрального собора, который стоял на месте нынешнего здания Башкирского академического театра драмы имени Мажита Гафури. Собор был построен в 1841 году за счет городской казны. Трехъярусная восьмигранная колокольня имела 13 колоколов. Общая площадь храма составляла 2397 квадратных метров и вмещала до трех тысяч верующих. В 1932 году Воскресенского Кафедрального Собора не стало. Он был разрушен.

ИМЕНА ГЕРОЕВ В ПАМЯТИ ГОРОДСКИХ УЛИЦ
Улицу Садовую уже мало кто помнит, а это та же улица, что и Александра Матросова. Да и ее уже с трудом можно назвать полноценной улицей: два-три здания, вот и вся ее длина. На ней во время войны и после нее располагалась армейская часть, бывшие казармы ее сейчас реконструированы и отданы под коммерческие организации. Лишь старое здание Верховного суда республики на углу улиц Г. Тукаева и А. Матросова сохранилось со старых времен. В нем многие годы находился избирательный участок для жителей обширной округи. Самым значительным событием тех избирательных компаний была демонстрация кинофильмов, вход на них был бесплатным. Не только мы, мальчишки и девчонки, но и наши родители семьями ходили на эти киносеансы. И остались они в нашей памяти нехитрыми воспоминаниями детства.
После подвига Александра Матросова, закрывшего своим телом вражескую амбразуру дзота, улица Садовая стала носить имя героя, призванного на фронт из нашего города. Постановление о переименовании улицы было принято 14 сентября 1943 года.
Г. Базекин в статье, посвященной подвигу А. Матросова, привел интересные примеры из юношеских лет будущего героя.
Мало кто знает, что Матросов еще до призыва в армию совершил ряд благородных поступков, которые словно бы стали прелюдией к его главному подвигу. «Однажды Матросов вместе с друзьями был в ночном, пас в лесу лошадей. Неожиданно на жеребенка напал волк. Перепуганные ребята бросились бежать с поля и звать на помощь старших. Но Саша не побежал, а выхватил из костра горящее полено и с яростным криком бросился на серого хищника. И жеребенок был спасен».
Однокашник Саши Матросова по Ивановскому детдому Михаил Саулин рассказал следующую историю:
«Однажды летом 1937 года со мной случилось несчастье: купаясь в пруду, я ударился, рассек бровь и с испугу стал тонуть. Саша первым бросился на помощь. Он вытащил меня на берег, где, к счастью, меня откачали».

УЛИЦА БЕССОНОВА
Башкортостан расположен вдали от морей и океанов, омывающих берега нашей Родины. Тем не менее многие наши призывники служат в морфлоте.
В Советском районе Уфы, в районе остановки «Фирма мир», до начала шестидесятых годов находилось Базарное трамвайное кольцо. Здесь заканчивались трамвайные двухпутные линии, шедшие из центральной части города, и начиналась однопутная линия, которая вела на север, в сторону Сталинского района — в Черниковку. Она имела трамвайные разъезды, которые устраивались через определенные расстояния. Здесь же находилась третья по счету базарная уфимская площадь и практически заканчивались городские строения.
Сюда с востока, со стороны реки Сутолоки, подходила улица имени Кагановича, а с запада — Бабушкина, являвшаяся как бы ее продолжением. Шли годы. Разрастался город. Бывшая улица Кагановича стала называться улицей Бессонова.
Александр Григорьевич Бессонов был первым крупным собирателем башкирского фольклора. Он владел башкирским, татарским, казахским и удмурдским языками. Работая народным учителем, а затем инспектором народных училищ он, по словам близко знавших его людей, выглядел белой вороной, так как был прост в обращении, доступен для разговора людям любого достатка и положения в обществе. Благодаря своим обширным знаниям он стал пожизненным членом Екатеринбургского общества любителей естествознания. А знания свои он накапливал не путем кабинетной работы, а совершая пешие многокилометровые переходы от одной деревни к другой. Его не останавливали ни непогода, ни отсутствие транспорта. Порою этого подозрительного «простолюдина» полицейские власти до выяснения личности сажали в каталажку. Но именно это его сподвижничество, умение найти язык с простыми людьми, разговорить их, записать без искажений в народной трактовке сказки и другие народные повествования позволили ему войти в число тех ученых-фольклористов, труды которых до сих пор могут считаться эталоном перевода с башкирского языка на русский.
Александр Бессонов собрал и донес до нас самое ценное для башкирского этноса: чистоту и своеобразие языка коренных жителей Урала, башкир. На его фольклорных записях учатся и начинающие, и маститые литераторы. Даже сейчас «бессоновские» переводы некоторых башкирских слов являются основой правильности их использования и ставят точку в ученых спорах. Сборник башкирских народных сказок, изданный в 1941 году, до сих пор представляет несомненную ценность.
Наверняка немногие жители Уфы знают, что на улице А. Бессонова жил будущий шестикратный чемпион мира по мотогонкам прославленный Габдрахман Кадыров. В этом же микрорайоне вырос известный башкирский писатель, заслуженный деятель искусств, лауреат премии Сергея Чекмарева, целитель Рим Билалович Ахмедов.

ГЕРОЙ ЛЮДИНОВСКОГО ПОДПОЛЬЯ
Улица Алексея Шумавцова тянется параллельно улице Первомайской, главной улице бывшего Черниковска. Она, опрятная и зеленая, с трамвайными путями нескольких маршрутов, некруто спускается вниз от улицы Маяковской к остановке «Шумавцова». Совсем недавно здесь было трамвайное «кольцо»: конечная остановка девятого маршрута, соединявшего южную и северную части города.
Долгое время учащиеся уфимской школы № 93, ставшей сейчас гимназией, вели поиск названия этой улицы. Поразительно, но факт: никто — ни городская, ни районная администрация города не знали, кто этот человек, имя которого присвоено улице. Чем проявил себя Шумавцов, откуда он родом? Возглавили поиск учитель истории Нина Павловна Лежанкина и завуч по внеклассной работе, а ныне начальник Октябрьского роно г. Уфы Ольга Ивановна Нуштакина. На мою же долю выпала фото- и киносъемка краеведческой экспедиции.
Долго ли, коротко ли, но выяснилось, что этим человеком является паренек, житель далекого от Уфы города Людиново в Калужской области — той, где родился основоположник отечественной космонавтики К. Э. Циолковский.
Весной 1985 года, после продолжительной переписки, нас пригласили в Людиново. Была весенняя слякоть. Небольшой город, некогда оккупированный немцами, принял нашу делегацию очень радушно. Перед отъездом из дома мы сфотографировали уфимскую улицу А. Шумавцова, оформили фотографию должным образом и при первой же встрече с людиновцами подарили ее музею, носящему его имя. Естественно, кроме нее, нами были привезены башкирские подарки и сувениры. Помнится, как были тронуты жители Людиново, узнав, что в Башкирии, на далеком Урале, имя их земляка увековечено в названии городской улицы.
Кто же он, Алексей Шумавцов? За какие заслуги чтят его люди?
Подвиг Алексея Шумавцова и его друзей можно сравнить с подвигом организации «Молодая гвардия» во главе с Олегом Кошевым, прекрасно описанным в книге Александра Фадеева. Но вот беда, до Людиновского подполья у маститых писателей не дошли руки. А жаль.
Людиновское подполье было хорошо организовано и имело постоянную связь не только с партизанами, но и с действующей армией. Сведения, которые, рискуя жизнью, добывали юные подпольщики, постоянно передавались им. Однажды подпольщикам удалось выкрасть из жандармерии печать для визирования документов. В кошелках, наполненных доверху картофелем, они переносили гранаты. Информация о передвижении немецких отрядов и соединений всегда была достоверная, точная и срочная. Как и у молодогвардейцев, в их ряды втесался провокатор, который и выдал немцам всю хорошо законспирированную молодежную организацию.
Алексея Шумавцова схватили с поличным, когда он шел по лесу с очередным донесением. Увидев окружающих его немцев, он успел крикнуть и предупредить об опасности ожидавших его партизан. Многие его товарищи по подполью были арестованы и расстреляны. Самого Алексея после нечеловеческих пыток казнили в лесу, неподалеку от места его поимки. На этом месте лежит огромный валун, свидетель героической жизни и смерти семнадцатилетнего паренька, имя которого носят улицы Людинова и Уфы. Мы были на месте казни героя. Отдали почести и увезли с собой светлую память о человеке, увековеченном в улице, названной его именем.
Прошло немало лет, и вот однажды в Москве, у метро Белорусская, один из членов Людиновского подполья, чудом уцелевший от расправы гитлеровцев, встретил и опознал человека, предавшего их организацию. С криком «Держите предателя!» он бросился за ним вдогонку. Изменника схватили подоспевшие прохожие. Так в начале семидесятых был пойман, а затем расстрелян тот, которому нет места среди порядочных людей. Открытый суд над ним состоялся в самом большом зале города Людиново — заводском клубе. Мы были там, видели экспонаты, связанные с героическими подвигами людиновцев. Сейчас там замечательный музей, рассказывающий о героическом прошлом нашей Родины, о молодых людях, отдавших свои жизни в борьбе с фашизмом. После той памятной поездки в город Людиново в гимназии № 93 был создан музей его имени. Он знакомит с жизнью Героя Советского Союза Алексея Шумавцова и его боевых товарищей.

МУЗЕИ
В настоящее время в Уфе функционирует множество музеев, но самым главным в республике является Государственный краеведческий музей. Он имеет большое количество филиалов, расположенных не только на территории Уфы, но и во многих населенных пунктах республики. Многие из них носят мемориальный характер, то есть освещают жизнь какой-то выдающейся личности. Например, Салавата Юлаева в селе Малояз, Арслана Мубарякова в селе Ассы, С. Т. Аксакова в Уфе и т. п.
Наибольшим количеством и разнообразием направлений своей работы выделяются школьные краеведческие музеи. Их в Башкортостане насчитывается 424, из них 27 находятся в Уфе. Наиболее старыми и известными школьными музеями города являются: музей истории школы в Аксаковской гимназии (бывшая школа № 11), созданный Е. И. Никуличевой. Музей Природы Башкортостана в гимназии № 93, созданный В. Г. Колчиной и В. А. Марушиным. Этнографический музей, созданный З. В. Хисматуллиной в Республиканской гимназии № 1 (школа-интернат №1), музей геологии в школе № 40, созданный Е. И. Щербаковой и многие, многие другие.
До середины 1860-х годов в Уфе музеев не было, но необходимость такого значимого для города учреждения уже возникала. Своим рождением музей обязан секретарю Статистического комитета Н. А. Гурвичу и его членам К. А. Буху и А. Б. Иваницкому. По их предложению он должен был стать постоянным местом выставок предметов деятельности человека, начиная с незапамятных времен. И вот 23 апреля 1864 года городской Думой было принято постановление об учреждении губернского музея. Первоначально предполагалось открыть его в мужской гимназии, затем построить для него специальное здание на пустыре в конце Соборной улицы, напротив Воскресенского Кафедрального собора, где сейчас высится здание Башкирского академического театра драмы им. М. Гафури.
Строительство помещения под него велось долго. Вначале ему отвели освободившееся здание городской гауптвахты, которое требовало большой перестройки. Деньги на строительство собирали как за счет взносов меценатов, так и за счет сдачи в аренду строящихся площадей. 18 сентября 1880 года на заседании Статистического комитета был решен вопрос о разбивке позади здания музея сквера, своего рода дендрария, из древесных пород, произрастающих в Уфимской губернии. По этому случаю были отпущены саженцы из казенных лесов (В. Буравцев).
Официальное же открытие губернского музея состоялось летом 1886 года. В годы Советской власти краеведческий музей дважды переселялся. Вначале он размещался на улице Октябрьской революции (Большой Казанской), занимая дом-особняк, некогда принадлежавший купцу 1-й гильдии Ф. Е. Чижеву. Перед его входом были выставлены пушки времен осады города пугачевцами. Ныне городской краеведческий музей, именуемый Национальным музеем Республики Башкортостан, перенесен на улицу Советскую в старинное здание, некогда принадлежавшее Поземельному Крестьянскому банку. В нем до введения в строй белокаменного здания Дома Правительства республики размещался Башкирский обком КПСС.

РЕКИ, ОБНИМАЮЩИЕ ГОРОД
В Башкортостане насчитывается более 13 000 рек и речушек. Пять из них протекают по территории Уфы: Белая, Уфа, Дема, Шугуровка и Сутолока. Общая их протяженность составляет более 2400 км. Самая короткая из них — Сутолока. Ее длина не более 10 км. Начинается она прозаично — в неглубоком заболоченном овражке на территории огромного пустыря, вблизи здания, некогда существовавшего лесного техникума, самого старого среднего специального учебного заведения в республике. Название этого техникума сейчас носит улица, протянувшаяся в районе бывшей деревни Глумилино, от улицы Комсомольской до ипподрома «Акбузат». Трудно представить судьбу, уготованную этой реке. Совсем недавно она, зажатая в трубе, текла небольшим грязным ручейком под асфальтовым покрытием улицы Лесотехникума. Сегодня по ее долине проложена автомагистраль, уничтожившая верховье этой реки.
Питалась она за счет многочисленных грунтовых вод, очень близко расположенных от поверхности почвы. Даже в сухие годы исток реки и неглубокое русло отчетливо прослеживались по влаголюбивым растениям «зоны» — территории, где в 1941 году были установлены высокие радиомачты, вывезенные в Уфу из Подмосковья.
Раньше на берегах Сутолоки, некогда рыбной, с чистой ключевой водой, располагались пять деревень: Глумилино, Дубово и три Новиковки. Одна из Новиковок до сих пор существует в районе Ботанического сада и корпусов архитектурного факультета УГНУ.
Не верится, но факт: сегодня, из-за нашей бесхозяйственности и вседозволенности, с трудом можно назвать эту сточную канаву рекой. А в свое время по ней сплавляли лес, работала водяная мельница, ловилась рыба, да не какая-нибудь, а его величество хариус — рыба-индикатор чистоты водоемов. В ее устье, по воспоминаниям моего отца, торговцы помещали большие садки с благородной стерлядью, судаками, лещами и даже белорыбицей, водившейся в Уфимке и Белой. Шла сюда белорыбица с Волги, чтобы выметать икру в Белой, Уфимке или их чистых притоках.
Нет ни одной реки в нашем городе, к берегам которой на таком коротком пути устремлялось бы такое количество улиц. Так, к ее правому берегу спускаются 17, а к левому 7 улиц разной протяженности и разной судьбы. Среди них выделяется улица Посадская, пожалуй, самая главная улица нашего города, хранящая свое первоначальное название уже целых 430 лет, с самого образования города, и расположенная в самом устье реки.
Река Шугуровка протекает по Ордженикидзевскому и Калининскому районам города. Ее вины в том нет, что в 1989 году она вынесла свои зараженные фенолом воды в реку Уфу, из водозабора которой питается большое количество населения города. Протяженность реки составляет немногим более 30 км. Исток ее находится севернее деревни Старые Турбаслы. Впадает она в Уфимку справа, в Калининском районе, в Инорсе, километрах в 5 выше по течению от Дока. На реке сооружены 3 небольших пруда, в нее впадают 7 ручьев и 2 протоки, что берут свое начало из Мельничного озера. По берегам ее раскинулось несколько кооперативных садов и 6 деревень.
Река Дема. На ее берегах родились народные поэты Башкортостана Мустай Карим и Сайфи Кудаш. Ее красотой восторгался уроженец Уфы, всемирно известный писатель С. Т. Аксаков. Дема является левым притоком реки Белой. Свое начало берет на юго-востоке Бугульминско-Белебеевской возвышенности, вблизи деревни Алешкино в Федоровском районе республики. Место впадения ее в Белую хорошо видно от памятника Салавату Юлаеву, стоящего неподалеку от уфимского телецентра, в старинной Черкалихинской слободе. Дема — одна из немногих рек, которая имеет два устья: одно создано природой, а другое — человеком, и вызвано это следующими причинами.
Более десяти лет общественность Уфы, городское управление добивались проведения Сибирской железной дороги через город. За это время было написано множество ходатайств императору и в правительство. И вот 9 января 1885 года правительством России был утвержден проект железной дороги Самара-Златоуст-Челябинск-Екатеринбург, связывающей Европейскую и Азиатскую части России. Долгожданное строительство началось 23 октября 1885 года.
Для осуществления беспрепятственного движения на ней было необходимо воздвигнуть железнодорожные мосты через реки Белую и Уфу. Но оказалось, что требуется строительство еще одного моста — через Дему, несущую в то время свои воды неподалеку от места стройки, почти параллельно течению Белой.
Многие уфимцы, наверное, обратили внимание на озера, которые как бы пересекает железнодорожная насыпь на участке г. Уфа — ст. Дема, вблизи железнодорожной станции Левая Белая. Это не что иное, как бывшее истинное русло Демы. Именно это обстоятельство, вынуждающее строить еще один железнодорожный мост, было принято во внимание строителями. Поэтому они, избегая лишних затрат, решили не строить его, а спрямить русло Демы, прорыв для этого вручную новое искусственное русло метров 300—400 длины. Поэтому-то устье Демы, которое сейчас прекрасно видно со стороны памятника Салавату Юлаеву, является вторым, «молодым», рукотворным ее устьем.
Спустя несколько лет прорытое русло было доведено до совершенства силами самой природы. Истинное же, старое устье Демы, и сейчас хорошо сохранилось. Расположено оно в 6—7 километрах ниже по течению Белой, считая от железнодорожного моста. Находится неподалеку от деревни Романовка, что стоит на широкой Бельской старице, образующей остров Козарез, в районе Нижегородки.
Старый, существующий и ныне железнодорожный мост, был принят в эксплуатацию 8 сентября 1890 года, а закладку Уфимского железнодорожного вокзала произвели и пустили в эксплуатацию несколько раньше — 26 апреля 1886 г.
Сейчас рядом со старым построен новый, второй пролет моста, резко увеличивший пропускную способность железной дороги в обе стороны. Прокопанное же «молодое» русло Демы со временем превратилось в основное, а старое было просто засыпано и перегорожено высокой, ныне существующей насыпью.
Дема — одна из наиболее протяженных степных рек Башкортостана. Длина ее составляет 556 км. Берега ее приютили немало сел и деревень и старинный город Давлеканово.
Река Белая. Это главная река Республики Башкортостан. Начало свое она берет на расстоянии 970 км от Уфы, на восточных склонах горной системы хребта Урал-тау, в 4 км от деревни Ново-Хусаиново. Общая длина реки составляет 1434 км, из которых почти 30 км принадлежат городу Уфе — Южному и Западному берегам Уфимского полуострова — от устья реки Уфы до начала парка Победы.
На всем протяжении Белую питают воды нескольких сот ручьев и ключей, 56 речек, из которых главным притоком является река Уфа. Ширина русла Белой в городе составляет 450 метров.
Если спросить почти любого жителя Уфы, как называются крутые берега Белой (крутояры), которые тянутся до города, начиная от деревни Чесноковки, я уверен, что найдутся лишь единицы, которые смогут на этот вопрос ответить.
Известный башкирский краевед, почетный гражданин города Уфы Г. Ф. Гудков, незадолго перед своей кончиной позвонил мне домой. Разговор наш касался истории города и его окрестностей, их местных названий, которые все чаще исчезают из памяти коренных жителей. Я пообещал ему, что при возможности наверстаю этот пробел и приведу в своих очерках те названия, которые помню и знаю от отца и дяди, их друзей — заядлых рыбаков, с которыми я сызмальства исходил всю городскую округу. Сейчас такая возможность представилась.
Если спускаться на лодке вниз по течению Белой, начиная от устья реки Уршак, то по левому берегу встречаются Уршакский и Чесноковский крутояры. Чесноковский крутояр заканчивается вблизи песчаного карьера глубокой «оспиной», отмеченный вблизи автогужевого моста через Белую с трактом Москва-Челябинск. Перед ним находится уже исчезающий песчаный Калмыковский остров, который всегда указывался на всех лоциях реки Белой. Против него правый крутой берег носит название Калмыковский яр. Заканчивается он километра через полтора, напротив устья истока Архимандритского озера, что находится на левом берегу Белой. Само озеро Архимандритское некогда принадлежало уфимскому мужскому монастырю. От его истока вниз по течению тянется Большой Костлявый яр, на котором в настоящее время находятся ряд турбаз уфимских заводов. Напротив этого яра правый песчаный берег, называется «Золотые пески». Название этого пляжа появилось сравнительно недавно, и связано оно с местом, некогда расположенной на Большом Костлявом яру турбазы Башкирского Совета по туризму и экскурсиям, носящей это же название. Пляж «Золотые пески» заканчивается у истока Леудановского озера, от которого по правому берегу, вплоть до устья реки Уфимки, находится Малый Костлявый яр. Пляж, что расположен напротив него, называется «Солнечные пески». Рядом с ним построены корпуса профилактория Уфимского приборостроительного производственного объединения.
Чуть ниже строений Уфимского мелькомбината находится один из самых протяженных Бельских крутояров — Чижевский яр, который как бы перегораживает поперек дамба, искусственно созданная насыпная гряда, укрепленная еще с царских времен глыбами дикого камня. Это не что иное, как начало Оренбургского тракта от берега Белой. К дамбе во время разлива реки причаливал паром, путь которого начинался от причала чуть ниже устья реки Сутолоки. Отсюда вверх по реке за тросы тянули спаренные катера. Постоянным их местом стоянки служила «Мотобаза», которая располагалась на левом берегу Белой чуть ниже плашкоутного моста. Ее катера осуществляли сплав и проводку плотов по рекам Белой, Уфе и Симу, вели паромные переправы и исполняли другие виды работ.
Чижевский яр заканчивается у начала строений Цыганской поляны. Там же, посередине реки Белой, лежит Чижевский остров.
За последние 50—60 лет Чижевский яр был «съеден» течением реки на расстояние почти 100 метров. Его неоднократно укрепляли каменными глыбами, ивовыми и иными плетнями. В те времена вдоль него, начиная от Цыганской поляны и вплоть до «Дамбы», тянулась обширная луговая пойменная поляна, служившая местным жителям удобным выгоном для скота. По ее краю шел старый, мощенный булыжником Оренбургский тракт.
Размыв яра удалось приостановить лишь со строительством в 1956 году нового автогужевого моста и нового полотна Оренбургского тракта. Вдоль него в 1956—1959 годы по обеим сторонам были высажены деревья. Они не только уберегли от размыва береговую полосу Чижевского яра, но и предохраняют тракт от снежных заносов.
Свое название яр получил от лесной пристани, расположенной на противоположном левом берегу Белой, принадлежавшей купцу и лесопромышленнику Федору Чижову. К этой пристани долгое время причаливали плоты, которые сплавлялись сюда как самосплавом, так и с помощью катеров-буксиров. В самом конце Чижевского яра находился такелажный приемный пункт. На нем принимали отработанные крепежные цепи, которыми сплачивались пучки бревен, а также длинные цепи-волокуши, которые использовались в качестве «тормоза» для предупреждения заноса плотов при прохождении ими крутых речных излучин. После того, как по рекам прекратился молевой и сплоточный сплав древесины, надобность этого такелажного пункта отпала, но название места осталось.
Напротив устья Сутолоки долгое время существовал песчаный остров. Он очень мешал судоходству, так как фарватер Белой постоянно мелел, и его приходилось углублять. Поэтому было принято решение убрать этот остров из русла реки, тем самым обеспечить безаварийное судоходство. Что и было сделано земснарядами в начале пятидесятых годов. Русло реки стало шире, перекат с очень сильным течением, что тянулся вдоль левого берега у Цыганской поляны и затруднял причаливание плотов к лесопилкам, стал глубже, спокойней и безопасней. В это же время началось строительство постоянного автогужевого моста вместо плашкоутного, наводимого здесь с 1892 года.
С вводом его в 1956 году в строй изменилось и направление старого Оренбургского тракта. Тракт стал прямее, перечеркивая чуть ли не пополам своим насыпным асфальтированным полотном бывшую Ильинскую слободу, нынешнюю Цыганскую поляну. Были снесены небольшие лесопильные заводы и лесные причалы, часть домов с подворьями. Поэтому старый Оренбургский тракт, который до этого шел вдоль реки по мощенной булыжником улице имени Зои Космодемьянской (бывшей ул. Берии), стал не нужен.
Тридцать четвертая школа, которая до сих пор стоит на прежнем месте, может гордиться своим выпускником: ее окончил заслуженный художник СССР Борис Домашников.
Река Уфа. Это вторая после Белой река Башкортостана. Свое начало она берет из небольшого Уфимского озера, в Челябинской области, на восточных склонах горы Юрма. Общая протяженность ее составляет 969 км, и на этом пути она принимает воду 69 рек, сотни ручьев и ключей, из которых Красный Ключ по своему дебиту (расходу воды в секунду) является самым крупным источником среди всех ключей мира. Река Уфа на расстоянии 20 км, считая от начала Сипайлово (от Лихачевской прорвы) и до устья у бывшей Пугачевской слободы, омывает восточные залесенные берега Уфимского полуострова. Питает своей водой большую часть населения северной и южной частей города. На склонах ее берегов расположены ипподром «Акбузат», горнолыжные трассы и трассы фристайла, трамплины, парковая зона отдыха горожан.
В ее обширной пойменной излучине раскинулся огромный «спальный район» — Сипайлово. По численности населения он немногим уступает второму городу республики — Стерлитамаку. Здесь начато строительство первого в Башкортостане аквапарка. А улица Набережная, ушедшая из Старой Уфы, обрела в Сипайлово свое достойное место.
С исторического холма Тура-тау с «чертовым городищем», расположенным на территории городского санатория «Зеленая роща», открывается чудесный вид на зауфимские речные дали, на далекую Ногаевскую гору с некогда бывшим там становищем Ногайского хана.

ПЕРВЫЕ ГОРОДСКИЕ КИНОТЕАТРЫ
Если спросить уфимцев, живущих в городе со времен Великой Отечественной войны, что осталось в их памяти и особенно запомнилось из работы тогдашних кинотеатров города? Большинство ответят — концерты, которые проводились перед началом вечерних киносеансов. Поэтому зрители шли в кинотеатр загодя, степенно. Предвкушая не только удовольствие от просмотра новой картины, но и спокойное культурное времяпровождение. Действительно, в кинотеатрах «Октябрь», «Родина» и «Салават», реже — в небольшом зале кинотеатра имени Александра Матросова, такие выступления артистов были правилом. В них выступали не только известные музыканты, певцы, но и самодеятельные коллективы, в том числе и школьные. В кинотеатре «Октябрь» была оборудована сцена. Запомнились выступления небольшого инструментального оркестра, составленного из ведущих музыкантов Республиканского театра оперы и балета. Среди них были братья Кирж, Деденко и другие.
Детище братьев Люмьер — синематограф, созданный ими в 1895 году, по данным В. Буравцева, — пришел в Уфу 29 сентября 1901 года. Показ первых фильмов состоялся в Уфе на Верхнеторговой площади (ныне территория УГАТУ) и в зале Дворянского собрания (ныне здание Академии искусств). По другим сведениям, изложенным в книге «История Уфы» (Башгиз, 1981), в 1904 году в Уфе появился кинематограф. Вначале фильмы демонстрировались в помещении «Театра общества любителей физических упражнений»; несколько позже создаются специально оборудованные так называемые электротеатры — «Фурор», «Юлдуз», «Эффект». Фильмы, незатейливые истории были короткие и длились всего несколько минут. Как правило, демонстрировались они под аккомпанемент рояля, скрипки, иногда трио.
По данным «Адресной книги Уфимской губернии на 1917 год» в городе работали 5 кинотеатров.
Долгие годы в Уфе было обычным делом прослушать перед началом киносеанса лекции, встретиться с интересными людьми города. Все это поднимало интеллектуальный уровень горожан, повышало их культурный уровень. Большой вклад в это благородное дело внесли эвакуированные в наш город жители Ленинграда, Москвы и Киева. Именно им мы, уфимцы, обязаны повышением культуры, и не только в нашем городе, но и в других городах республики. И одним из таких культурных мест общения горожан являлись кинотеатры Уфы.
Здесь я остановлюсь и закончу свой очерк об Уфе, далекой и близкой. Еще о многом хотелось бы мне рассказать, о многом поведать читателям «Бельских просторов». И может быть, мне еще удастся это сделать.

Guest (не зарегистрирован)

Цитата Немногим городам мира посчастливилось раскинуть свои улицы на семи холмах. Златоглавые Москва, Киев и София, Барселона, Древний Рим и Константинополь да еще с десяток городов мира смогут похвастаться этим.

НЕ обольщайтесь. 7 холмов находят в своих городах все кому не лень.
Даже у нас в Челябинске как-то умудрились насчитать.

Возможно в своё время - это было обязательным условием для строительства крепости. Нашёл семь холмлв - строим, не нашёл - едем дальше.

Dars

Цитата (Guest @ 19.06.2006 - 13:03) Цитата Немногим городам мира посчастливилось раскинуть свои улицы на семи холмах. Златоглавые Москва, Киев и София, Барселона, Древний Рим и Константинополь да еще с десяток городов мира смогут похвастаться этим.

НЕ обольщайтесь. 7 холмов находят в своих городах все кому не лень.
Даже у нас в Челябинске как-то умудрились насчитать.

Возможно в своё время - это было обязательным условием для строительства крепости. Нашёл семь холмлв - строим, не нашёл - едем дальше.
а что обольщаться то? :D это просто факт и все :) рад за Челябинск, хороший город, я там был :)

Log in or register to post comments