You are here

Род мурз Бигловых

Этот род, происходящий от мурзы Бигула, уходит корнями в глубокую древность. Его история, как и история других старинных татарских служилых родов, начинается в седой степи Дешт-и-Кипчак, т.е. в Золотой Орде. Но могучая Золотая Орда, распавшись на враждующие улусы, погибла в междоусобной борьбе. В 1502 г. после кровопролитной войны с Крымским ханством Золотой Орды, или, как она уже в то время называлась, Большой Орды, не стало. Мурзы, оставшиеся в опустошенной степи, вынуждены были искать себе пристанища на Руси. Так, очевидно, и предки мурз Бигловых оказываются на службе у русских царей.
Из архивного материала, имеющегося в деле о дворянстве Бигловых в Департаменте Герольдии Правительствующего Сената [1. Оп. 17. Д. 3536], не видно, кем был и каким недвижимым достоянием владел родоначальник этой фамилии – мурза Бигул. Документальная история рода начинается с 1594 г., в царствование Федора Ивановича, когда их первому известному предку Давлет- Килди мурзе Биглову за его службу и проявленную храбрость и воинское умение
в войне с "немцами", с Ливонским орденом, было пожаловано в Кадомском уезде
(впоследствии Тамбовская губерния) поместье с крепостными крестьянами (копия этого документа засвидетельствована Керенской Нижней расправой – такое название некоторое время носил уездный суд).
В 1646 г. в книгах Приказа Казанского дворца было записано поместье за
служилым мурзой Чепкуном Богдановым сыном Бигловым; в родовых документах имелась выписка царского указа об этом, посланная в Керенск тамошнему воеводе стольнику Зыкову.
Следующий родовой документ относится к 1677 г., когда Курамше мурзе
Акаеву сыну Биглову по наследству от дяди Камая мурзы Жданова сына Биглова
в Кадоме досталось земли 21 четверть с сенными покосами и со всеми угодьями.
Как видно из свидетельства, выданного Керенской нижней расправой мурзе Акмамет Сюнбаеву сыну Биглову, в переписных книгах 1710 г. записано, что в Керенской округе, в деревне Никитиной дядя Акмамета мурзы Бикбай мурза Михайлов сын Биглов владеет поместьем.
За кадомским мурзой Сюнбаем Михайловым сыном Бигловым в выписи
показаны во дворе крепостные крестьяне.

По указу 1729 г. из Воронежской губернской канцелярии за некрещение в христианскую веру у Бикбая мурзы Михайлова сына были отписаны крестьяне – один двор.
Часть Бигловых, как и другие татарские мурзы, в XVIII в. переселяется из родных мест на свободные земли, в тогдашнее Уфимское наместничество, но сохраняет связи со своими родичами, оставшимися на прежних местах. При рассмотрении их дела о дворянстве мурзы Надырша и Мукай Батаевы дети Бигловы, жившие в деревне Кашаевке Верхнеломовской округи, показали в Верхнеломовском нижнем земском суде, "что перешедшие в 1782 г. в Уфимское наместничество Бигловы подлинно роду Бигловых и произошли от мужского колена. В удостоверение и доказательство, что мурзы Бигловы, проживающие Уфимского наместничества Белебеевского уезда деревни Абзановой, Биглово тож, их родственники, за своими подписями дали свидетельство", что являются их однородцами и действительно мурзами Бигловыми. Они представили и родословную, подписанную всеми мурзами Бигловыми, проживающими в деревне Кашаевке Верхнеломовской округи, засвидетельствованную Верхнеломовским нижним земским судом, из которой видно, что значащиеся в родословной Бигловы верстаны поместными окладами, первым Девлеткильды, прапращур, а затем Курмай и Бекбай – прадеды Бигловых, перечисленных в родословной.
Как видно из приложенного к делу свидетельства Белебеевского нижнего
земского суда, упомянутые в деле Бигловы с их семействами по 4-й ревизии (1782
г.) были показаны мурзами и ни в каких подозрительных поступках замечены не были. На основании восьми представленных документов, перечисленных выше, Оренбургское дворянское собрание определило мурз Бигловых, как представивших неоспоримые доказательства своего дворянского благородного происхождения, внести в дворянскую родословную книгу, а Правительствующий Сенат на основании указа Его Величества Государя Императора Павла Петровича
от 27 ноября 1796 г., возвратил мурзам Бигловым дворянское достоинство, и они были внесены в IV часть дворянской родословной книги Оренбургской губернии как древний и знатный род иностранного происхождения [1. Оп. 17. Д. 3536. Л.116–118]*.
* Как видно из документов XVII в., на русской службе Бигловы титуловались не только мурзами, но и князьями. Выдающийся русский генеалог Л.М. Савелов упоминает князей Бигловых как род татарского происхождения, указывая, что пятнадцать князей Бигловых в
1690–1892 гг. показаны в стольниках (очевидно, этот довольно высокий чин они, как и многие татарские князья-новокрещены, получили за переход

Сохранился довольно интересный документ, характеризующий историю земельных владений этого мурзинского рода в Белебеевском уезде Оренбургской губернии в конце XVIII – первой половине XIX в. и их взаимоотношения с местным башкирским населением:
"Его превосходительству, господину действительному статскому советнику,
оренбургскому гражданскому губернатору и кавалеру, Николаю Васильевичу Балкашину. Оренбургской губернии, Белебеевского уезда, деревни Абзановой из мурз от жителей 72 душ поверенного, мурзы же Ахметши Биглова.
Покорнейшее прошение
1779 г. сентября в 15 день Уфимского, а ныне Белебеевского уезда, Канлинской волости, Тюкбаевой тюбы деревень: Абзановой и Сынтишевой, вотчинники башкирцы с общего согласия и за собственным их рукоприкладством, удостоверительным подписанием указного муллы Абдрахима Мукситова и переводчика Василия Куровского, выдано прадедам и дедам нашим, мурзам деревни Килимовой письменной договор всего также 5 дворам в том, что в 1773 г. они им же мурзам, Всемилостивейше пожалованную им башкирцам землю, для пользования на оной дворами, земледелием, заготавливания сенокошения и рубки дров, по написанном в том договорном письме условиям, вполне пользовались без означения на таковое владение сроки и потом со стороны нас, мурз, тою землю владение происходило и присходит многие десятилетия давности: спокойное, бесспорное и непрерывное долженствуемое по прежним высочайшим указаниям, подтверждаемым 10 тома гражданских законов правилами, превращается в право нашей уже мурзинской собственности, тем более, что такие самые земли в бывшее 1802 г. генеральное размежевание, была за нас мурз землемером Поповым, инструментально, в натуре бесспорно обмежована, с выдачею на то нам плана и межовой книги и взысканием с нас десятинных пошлинных денег.
Но как между башкирцами Канлинской и Дуванейской волостей
принадлежащую нам повеленною, узаконенною нарезкою, произошло в особых
их землях, будто бы недостаток и самый спор, то из них Дуванейской волости башкирцы утеснительно для нас мурз домогаются захватить помянутую, приобретенную нами от башкирцев Канлинской волости землю, пользуясь на это со стороны бывше командированных посредников бездействием, тогда как сии последние обязаны были, в прекращении тех от башкирцев Дуванейской волости, к нашей мурзинской земле, вовсе неправильных притязаний и споров, эту самую землю, в согласность вышепрописанного договора, давнего нашего его владения и выданных нам на оную плана и межевой книги, отдельно за нас, мурз, от прочих владельцев в натуре утвердительно уже обмеживать. А потому Ваше превосходительство покорнейше прошу, не благоугодно ли будет Вашей особе, через кого следует, помянутую нашу мурзинскую землю, за нас мурз, по прежнему нашему давнему ею спокойному владению и самому договорному письму, в натуре инструментально и отдельно от башкирцев Канлинской и Дуванейской волостей в натуре утвердить, избавив нас, мурз, от объясненного стеснения, наносящего нам значительное разорение и убытки. Данную мне от общества нашего, татарского письма доверенность, с переводом оной на Российское письмо, при сем представить честь имею, с ожиданием от Вашего превосходительства, по силе помянутых законных правил, благотворительного начальственного распоряжения. Апрель 18 дня 1851 года, прошение сие с документов и слов просителя в черне сочинил и набело переписывал коллежский секретарь А.П.Егоров. К сему прошению поверенный мурза Ахметша Биглов руку приложил". К прошению приложена доверенность, написанная арабской графикой на татарском языке. Публикуя перевод этой доверенности на русский язык, хочу обратить внимание читателей на то, что большинство из
"приложивших руку" расписались, т.е. были грамотными людьми; для середины
XIX в. это большое достижение.
"1851 г. апреля 7 дня, мы, нижеподписавшиеся Оренбургской губернии Белебеевского уезда деревни Абзановой мурзы Бигловы, все с общего согласия дозволяем мы одной с нами деревни мурзе Ахметше Абушеву сыну Биглову иметь через подачу куда следует прошение, ходатайство о купленной нами по договору 1779 г. земли у башкир Канлинской волости Тюкбаевой тюбы в том знающие, руки, а не умеющие тамги свои приложим, а именно: Султангарей Ханюкеев сын Биглов тамгу, Сеитбаттал Сейфуллин руку, Шагимардан Сейфуллин Биглов руку, Араслангалий Биарасланов Биглов руку, Мухаметгарей Муртазин Биглов руку, Шамсигалий Сейфуллин Биглов тамгу, Валиулла Гадикеев Биглов руку, Зимаметдин Гадикеев Биглов руку, Батыргарей Гисангулов Биглов тамгу, Ахмеди Рахматулллин Биглов руку, Мухаметша Абушев Биглов тамгу, Гумер Абубакиров Биглов руку, Хамидулла Зейнуллин Биглов руку, Гусман Абубакиров Биглов руку, Габдулепар Рахматуллин Биглов тамгу, Мухамет-Амин Сензеров Биглов тамгу, Рахматулла Якупов Биглов тамгу, Султангарей Рахматуллин Биглов тамгу, Загидулла Гайнуллин Биглов тамгу, Абузар Ибрагимов Биглов тамгу. Переводил. Свидетельствовал из мурз мурзинский начальник Асфандияр Мавлиев сын Биглов в том и имянную печать свою приложил. Переводчик коллежский секретарь
Салимгерей Абдуллин" [5. Ф. 172. Оп. 1. Д. 51. Л. 20–25].
К моменту подтверждения в дворянстве, т.е. 27 ноября 1796 г., мурз Бигловых в Уфимской губернии насчитывалось 31 человек, т.е. среди всех мурз после Еникеевых (65 человек) они составляли наиболее многочисленную группу. Вот пока и все, что удалось выяснить об истории мурз Бигловых из двух архивных дел (сохранившихся в Уфимском губернском архиве и в петербургском архиве Департамента Герольдии). Как и представители других знатных татарских родов, в XIX–XX вв. некоторые мурзы Бигловы находились на гражданской и военной службе. Из литературы кое-что известно о полковнике русской императорской армии мурзе Биглове. Будучи руководителем мусульманского военного Шуро (совета), в годы революции он командовал мусульманскими войсками, а во время гражданской войны отступил с белыми армиями, и
дальнейшая его судьба не выяснена.
В наши дни мурзы Бигловы – весьма активная группа татарской интеллигенции. Выходцы из этого рода успешно трудятся во всех отраслях науки, народного хозяйства, общественной жизни, участвуют в деятельности Меджлиса татарских мурз. Среди известных людей – бывший декан матфака Башгосуниверситета Зигандар Ибрагимович Биглов, автор многих научных трудов по биологии Тагир Тимерзянович Биглов, страстный борец за возрождение татарского народа Рифкат Усманович Биглов. С первых дней создания Меджлиса активное участие в его деятельности принимает Рашид Гаделылинович мурза Биглов, зав. отделом республиканской татарской газеты "Кызыл Таң", активный проповедник нравственных ценностей Ислама.
Созвучна фамилии Бигловых и другая – рода мурз Бигновых. Среди них особенно известен мурза Рамиль Имамагьзамович Бигнов, видный политический деятель, депутат Государственной Думы России, достойно представляющий в ней Башкортостан.