You are here

Непривилегированные рода

Значительно больше пробелов остается в изучении генеалогии крестьянских, рабочих, купеческих и других непривилегированных родов. Проблема кроется, главным образом, в скудости имеющихся источников. Скажем, до середины XVIII века достаточным основанием для причисления лица к крестьянскому населению считалось его упоминание в писцовой или переписной книге в качестве крестьянина. Манифест 17 марта 1775 г. давал право отпущенным на волю крестьянам объявлять, в какое сословие они желают войти (мещанское или купеческое). Указ от 20 февраля 1803 г. назвал крестьян, отпущенных на волю с землей, свободными хлебопашцами. Затем свод законов о состояниях отнес все крестьянское население к категории сельских обывателей. Манифест об отмене крепостного права 1861 г. предоставил и свободным крестьянам, и бывшим крепостным права свободных сельских обывателей. Когда крестьянин выходил из сельского общества, он получал у волостного старшины увольнительное свидетельство и приписывался к другому сельскому или городскому обществу. Одним из последних дореволюционных законодательных актов, документирующих принадлежность к крестьянскому сословию, стал Указ от 5 октября 1906 г. По нему крестьяне и лица бывших податных сословий были уравнены в правах поступления на государственную службу, в учебные заведения, в духовное звание и в монашество.1
Как и прочие непривилегированные сословия, крестьяне крайне редко вели свои родословия. При мизерности прямых источников, большое значение имеют косвенные материалы.
Известный исследователь истории крестьянских родов М.В.Борисенко предлагает условно разделить работы по крестьянской генеалогии на три группы: собственно генеалогические исследования семей и родов; источниковедческие исследования и все остальные, в которых генеалогические сюжеты являются вспомогательными или смежными.2 Исчерпывающих работ по генеалогии крестьянства пока нет. Все они ограничены хронологически, территориально либо по другим признакам.
Например, М.В.Прохоров сделал объектом генеалогического поиска старинное подмосковное село Покровское (Фили), известное в истории по знаменитому военному совету М.В.Кутузова 1 сентября 1812 г. Село было крупной вотчиной Нарышкиных. Известно, что у крепостных крестьян, как правило, отсутствовала и фамилия. В переписных книгах и ревизских сказках обычно указывалось имя самого крестьянина и его отца. Часто крестьяне неверно указывали свой возраст. Исследователю удалось, тем не менее, на основе анализа родословных сделать ряд любопытных наблюдений и выводов об устойчивости проживания отдельных крестьянских родов в селе, об отсутствии переходов жителей села в другие сословия, о типах семей прямого родства, о структуре и составе крестьянских семей на протяжении XVIII -первой половины XIX века. Автор приводит интересную статистику. Почти треть населения село потеряло во время моровой язвы 1771 г., в период Отечественной войны 1812 г. численность населения сократилась на четверть.1 М.В.Прохоров дает, таким образом, исчерпывающую
генеалогическую характеристику крестьянства одного только села на протяжении полутора веков (см. прил. 2).
М.М.Громыко посвятила ряд статей генеалогии крестьянства Сибири.2 Ценность ее исследований состоит в том, что генеалогические данные даются в сочетании со статистическими и другими. Наряду с переписными книгами, ревизскими сказками используется такой малоизученный источник, как исповедные росписи, составлявшиеся священниками для выявления не исповедавшихся прихожан с 1737 г. Генеалогические данные позволяют М.М.Громыко сделать важные выводы о социально-экономических процессах в сибирской деревне.

Генеалогия рабочих имеет специфические черты по сравнению и с генеалогией господствующих классов, и с генеалогией других непривилегированных слоев. Одна из них состоит в том, что она значительно «моложе», В полном смысле слова о генеалогии рабочих справедливо говорить с XVIII в. Рабочее сословие феодального периода включало разнородные группы. Прослеживать генеалогию рабочих родов целесообразно по отдельным предприятиям. Рабочая генеалогия имеет свои специфические источники: формулярные списки мастеровых, делопроизводственную документацию заводов и фабрик и др. В формулярных списках указывались имя, возраст мастерового, его происхождение, время и место поступления на работу, изменения по службе, образование, поведение мастерового, наказания и штрафы, отпуски, участие в военных походах, оклад, семейное положение, число детей, их возраст и занятия и даже рост и внешность мастерового. К числу слабых сторон данного вида источников относится отсутствие сведений о родителях и плохая сохранность списков. Из наиболее ранних и добросовестных работ по генеалогии российских рабочих следует назвать исследование Л.Н.Семеновой о генеалогии мастеровых Петербурга в XVIII - начале XIX века.3 Исследовательница выяснила, из каких категорий населения формировались потомственные кадры мастеровых, как различались условия труда и жизни рабочих различных ведомств. На примере ряда биографий Л.Н.Семенова проследила переходы мастеровых и их детей в другие ведомства, в
купечество, мещанство, армию и. выделила два типа социальной эволюции мастеровых. Первый - когда они сохраняли статус отцов и пополняли рабочее сословие, второй, более редкий, - когда грамотные дети мастеровых замещали низшие военные должности в артиллерийских командах, в канцеляриях.
Проблемой формирования пролетарских династий занимаются также П.А.Колесников (он восстановил родословие И.В.Бабушкина), М.Г.Мейерович' (проанализировал материалы Ярославской Большой мануфактуры) (см. прил. 3) и некоторые другие исследователи. Но, повторяем, все работы носят узко тематический характер.
Источники по генеалогии купечества неотделимы от документирования принадлежности к городским сословиям. В.конце XVII - начале XVIII вв. городское население стали делить на сословия. В 1699 г. была учреждена бургомистерская палата для управления купцами и посадскими людьми. 16 января 1721 г. был учрежден Регламент главного магистрата, в котором было дано определение городских сословий. В 1723 г. был установлен ценз капитала в 500 рублей для записи в торговое сословие.
21 апреля 1785 г. была принята грамота на права и выгоды городам Российской империи. Обычно в литературе ее называют Жалованной грамотой городам. Грамота была призвана регламентировать организацию и деятельность вновь вводимых органов городского самоуправления. Жалованная грамота делила жителей городов на сословия. Большинство городского населения оставалось неполноправным. Компетенция органов городского самоуправления сузилась. Реальная власть оставалась в руках городничих, полицейских учреждений и местных чиновников, назначавшихся губернаторами. Органам городского самоуправления оставались второстепенные вопросы благоустройства к санитарного состояния городов, развития торговли и промышленности и т.4^ Причем они были стеснены недостаточной финансовой базой. Купечеству предоставлялись только второстепенные права. Но вместе с тем Жалованная грамота городам создавала привилегии, торгово-промышленной верхушке и этим содействовала росту торговли и промышленности в стране, не затрагивая крепостнических отношений.

В начале XIX века Законы о состояниях вновь определили городские сословия. В 1870 г. было введено Городовое положение. С этого времени перестали вестись городовые обывательские книги. Важными источниками по генеалогии купечества на протяжении всей его истории остаются переписные книги, ревизские сказки, метрические записи.
Ведущим исследователем генеалогии купечества считается А.И.Аксенов.
Ему принадлежат две серьезных монографии по генеалогии московского и уездного купечества XVIII века 'и научные статьи по этой проблеме. В своих исследованиях А.И.Аксенов не ограничивается рамками XVIII века.
Самые ранние сведения о русских купцах относятся ко второй половине XVIII века. Купцов называли тогда гостями, поскольку торговали они в
гостиных местах, или погостах. Обычно это были крупные села. После принятия христианства захоронения при храмах в таких селах стали называть погостами. Гости были высшей купеческой организацией, ниже их стояли гостиная и суконная сотни. Гости, в отличие от последних, могли вести внешнюю торговлю, приобретать земли и имели ряд других привилегий.
В начале XVIII века положение по ряду причин изменилось. Во-первых, гости были очень замкнутой социальной группой, часть гостиных родов исчезла из-за отсутствия внутреннего воспроизводства. В результате экономической политики Петра I гости лишились некоторых традиционных видов торговли и промыслов. Например, Петр ввел государственную монополию на продажу пушнины, соли, что подорвало финансовое могущество ряда купеческих фамилий (Филатьевых, Панкратьевых и др.). Не последнюю роль в этом сыграла и налоговая политика правительства, ведущего длительную Северную войну. Вместе с тем возвысились купеческие роды, наживавшиеся на военных действиях.
В 1728 г. были законодательно уничтожены институты гостей и гостиной сотни. Гостиная сотня продержалась несколько дольше по времени, поскольку не вела внешней торговли. А на внутренних операциях война отразилась меньше. Кроме того, гостиная сотня значительно превосходила гостей количественно. В начале XVШ века прочным оставалось экономическое положение купцов Бврейновых, Марковых, Мокеевых, Старцовых, Турчениновых. Еврейновы, например, разбогатели, поставляя сукно в армию.
Самыми крепкими оказались те купеческие фамилии, которые перевели свои капиталы из торговли в промышленность. Хотя следует оговориться, что это были еще предприниматели феодального толка, (см. прил. 4).
Новое гильдейское купечество получило от правительства права и привилегии, ранее доступные только гостям и гостиной сотне. Поэтому они стали серьезными конкурентами последних.
В соответствии с Жалованной грамотой городам 1785 г. купцы первой и второй гильдии разделили право на внутренний оптовый и розничный торг, на заведение фабрик и заводов, были освобождены от казенных служб. Первогильдейцы могли торговать вне империи и поэтому могли иметь морские суда, а купцы второй гильдии имели только речные суда.
Любопытно, как формировалось купеческое сословие. Помимо внутреннего воспроизводства, отдельные купеческие фамилии произошли из крестьян. Хотя это было достаточно сложно, поскольку крестьяне в большинстве находились в крепостной зависимости. Другой базой формирования купечества были разночинцы - посадские люди, мещане, солдаты, выходцы из семей церковнослужителей и т. д.
А.И.Аксенову принадлежит заслуга изучения семейных связей купечества. Часто брак наряду с основной функцией продолжения рода, выполнял также функцию экономического сохранения фамилии. В формировании родственных отношений купцов, переехавших в Москву, наблюдалось две тенденции — сохранялись прошлые связи и устанавливалось родство с москвичами. Немалое значение играло приданое, которое давали за невестой купеческие фамилии. Оно играло большую роль для фамилии жениха в качестве средства первоначального накопления. В XIX веке самыми устойчивыми оказались купеческие фамилии, вышедшие из провинциальных городов или из крестьян. Они особенно деятельно боролись за место под
солнцем.

Одним из факторов упадка многих первогильдейских купеческих родов было одворянивание купцов. Кроме того, они часто беднели и по мере разрастания фамилии.
В конце концов, купеческое сословие слилось с торгово-промышленным классом и до 1917 г. просуществовало только формально.
Немаловажную роль в судьбе российского государства сыграло чиновничество. Важным документом для изучения его ранней истории является Табель о рангах. "Чиновники, получив чин коллежского регистратора, становились личными дворянами, коллежские асессоры имели право на потомственное дворянство. 15 декабря 1763 г. был принят Указ «О наполнении судебных мест достойными и честными людьми, о мерах к прекращению лихоимства и взяток...» Этот Указ устанавливал жалованье всем чиновникам, то есть чиновничество получало особый источник доходов. С 1764 г. вводились формулярные списки, которые содержали сведения о семье чиновника. Они имеют важное значение для генеалогического исследования. 14 августа 1798 г. последовал Указ «Об исключении приказного звания людей из подушного оклада и о неопределении в статскую службу из купеческого, мещанского и другого подушные подати несущего звания без представления сенату о надобности в оных». Данный Указ сыграл значительную роль в формировании чиновничества как особой группы. Он впервые предусматривал возможность выхода чиновников из податных сословий.
Таким образом, чиновничество постепенно становилось социальной группой, имеющей собственные источники доходов и особое юридическое положение.
М.Ф.Румянцева пришла к любопытным выводам о ходе этого процесса, изучив данные о наследовании профессий и социальный характер браков чиновников.
Большинство чиновников заключали браки с представительницами той социальной среды, из которой они вышли. Из 79 дворян 31 был женат на дворянках, 22 женаты на дочерях офицеров; из 51 выходца из среды государственных служащих 19 были женаты на дочерях мелких канцелярских служащих и чиновников низших рангов; из 4 сыновей купцов 2 были женаты на купеческих дочерях; из 28 сыновей священнослужителей четверть женаты на дочерях священников. Таким образом, преобладали социально однородные браки.1
Кроме того, все чиновники, независимо от социального происхождения, стремились вступить в брак с потомственными дворянками.
Что касается наследования сыновьями отцовской профессии, то сыновья дворян предпочитали военную службу. Значительно реже они выбирали гражданскую. Чаще поступали на статскую службу дети чиновников, вышедших из солдатских детей и из среды государственных служащих. Причем последние обычно начинали служить в малолетнем возрасте — с 10-12 лет — в качестве копиистов и т. п.