You are here

397

нов учиненные, по времянии неминуемое всей слободы их жителям раззорение произвести могут, то они за надобное почли, предваря оное, просить во всем том о защищении.

И просили они, поверенные, тем доношением, чтоб повелено было о вышеписанных чинимых старшиною Хаялиным и помошником Урмановым с миру поборах изследовать, и буде по показаниям их некоторое ис тех денег число на общия мирския потребности употребленными окажутся, то по действительному о том доказательству, оставя оные достальные за тем, что причтется мирским слободы их людям, с которых они збираны, возвратить, во избежание ж впредь таковых и подобных тому непорядков (что де по притчине произведенной ныне от них на объявленных старшину и помощника прозьбы легко произойти может) от командования ими в силе законов отказать, да и заведенные ими установления, яко то о писаре, ординарце и о протчем, уничтожить, а оставить их на прежнем основании, как де то до них, Хаялина и Урманова, было, дабы де чрез сие прежнее общества их спокойствие было утверждено. . . *

И тако, что лежит до бывшаго старшины Сеита и нынешняго сына ево реченного Абдула Хаялиных и помошника Урманова, когда и почему они во оные должности были произведены, то по справке в реченной губернской канцелярии оказалось: ||

При застроении города Оренбурга в 1744-м году марта 13-го числа на представление господина действительного тайного советника, сенатора и ковалера Неплюева, в бытность ево здесь губернатором, состоялся ис Правительствующаго Сената указ о поселении при Оренбурге для тогдашней новости и по пустоте здешних мест казанских татар охотников, то ко оному поселению первой желание объявил бывшей тогда в той слободе старшина реченной Сеит Хаялин. И для того не только под оную слободу места он избирал и, оставя прежнее жилище, з детьми своими перешел и тут поселился, но и других казанских татар охотников отыскивал и собирал, и в Казане, также и в протчих Казанской губернии судебных местах отпуски им выхаживал и сюда приводил собственным своим старанием и трудами.

Итако оную слободу в 15-ти верстах от Оренбурга на реке Сак-маре и на впадающей в нее речке Каргале и населил, не требуя себе никакого снабдения, ни же от податей льготы, за что ему, Сеиту с товарыщи, для потомственного его и протчих, пожелавших к тому поселению, отведенною к той слободе землею с угодьями владения и особливой ис Правительствующаго Сената в 1745-м году августа 8-го числа е. и. в. указ за подписанием Правительствующаго Сената дан, и они, татара, оренбургскими торговыми названы, и для того тогда они в 40-алтынной оклад положены и на основании Оренбургской привиллегии содержать их повелено, || а реченной Сеит д. 50 в присудствии помянутого господина действительного тайного советника, сенатора и кавалера над теми татарами старшиною утвержден.

А в 755-м году по данному ему, Сеиту, генваря 21-го числа из Оренбургской губернской канцелярии указу, по представлению его, Сеита, виновных из них батожьем и палкою наказывать ему позволено, а притом по прозьбе ево и выборных по 2 человека в помощь при себе иметь ему ж велено.

* Опущена часть документа, содержащая подписки всех жителей слободы, привлеченные к следствию документы, выписки из законодательных актов и т.д.