You are here

Юмашево

К 6-й юрте относилось 7-8 деревень, из которых коренными были Юмашево и Мурзакаево.
В книге В. В. Вельяминова-Зернова \"Источники для изучения тарханства, жалованного башкирам русскими государями\" (СПб., 1864) говорится о том, что башкир Бурзянской волости Юмаш Батраев получил в конце XVII в. тарханную грамоту (его отец и дед были тарханами). В честь него деревня называлась Юмашево. Как называлась деревня раньше, неизвестно.
Назовем имена сыновей, внуков и правнуков Юмаша. Старший - Ишкильде (его сын Гали), Зильгильде, Баймурза (его сыновья Мухаметрахим, Магадий, Мухаметша), Абиш (его сыновья Хазиахмет, Исхак) и Мухаметьян (его сыновья Губайдулла, Гибадат). Можно предположить, что Юмаш был долгожителем и дожил до 70-х годов XVIII в. Сюжетная основа опубликованной легенды о братьях Ямаша и Юмаша как будто соответствует действительности, поскольку время их жизни совпадает.
Приводим несколько имен, ставших фамилиями. Барлыбай Юлбарисов, его дети Байгильде, Мухамет, Кулуй, Ахметкул; Кильдигуш Рыскулов, его сыновья Рахимгул, 1788 года рождения, Мухаметьян, Гадельмурза, Хисамитдин, Юсуп, Альмуха-мет. В середине прошлого века в деревню был причислен казах Теляка Сибаков с сыном Сафаргали.
В конце XVIII в. в 51 доме проживало 250 жителей. X ревизия 1859 г. показала 626 человек и 102 двора. Через 26 лет произошло уменьшение количества жителей (560) и дворов (70). В 1920 г. зафиксировано 845 башкир и 157 дворов. С 60-х годов XIX в. при мечети работала школа.
В составе 15-го башкирского полка против Наполеона воевали урядник Даут Агышев, рядовые Аят Ахмеров, Тухватулла Габдуллин, Юмагул Акбулатов, Саитягафар Байзигитов, Мурзагильде Абубакиров, Габдулгафар Ишбаев, награжденные боевыми серебряными медалями \"За взятие Парижа 19 марта 1814 года\" и \"В память войны 1812 года\".
Юмашевцы занимались скотоводством, промыслами и зем¬леделием. В 1839 г. из 109 дворов 70 кибиток кочевало в бассейнах речек Суран-Кую, Пшада и Мяката. 646 человек владело 738 лошадьми, 673 коровами, 227 овцами и 165 козами. На 56 десятинах пашни в 1834 г. на 433 жителя засеяли 40 пудов озимого и 560 пудов ярового хлеба.