You are here

Муйнаково

Одним из коренных поселений Барын-Табынской воло­сти была деревня Муйнаково. Она носит имя сына старши­ны Кара (Бара)-Табынской волости Расула Итжимасова Муйнака Расулева, ставшего старшиной той же волости и участвовавшего в восстании Пугачева. Его сыновья Абдул-хаким (1750-1818), указной мулла Абдулфазыл, 1765 года рождения, зауряд-хорунжий Абдулвахит (1770-1830), Аб-дулфаиз, с 1782 года, Абдулмажит, с 1784 года, Абдрашит (1789-1834), Курами Муйнаковы (дело 617). Один из них, Курами, в начале XIX в. был начальником 4-го кантона.
Еще в конце XVIII в. были известны деревни Старомуй-наково с 32 дворами и 142 жителями, Маломуйнаково с 27 дворами с 121 человеком и Муйнаково (Даутово) с 13 дома­ми, где жило 34 жителя. Маломуйнаково имело и другое название- Бурангулово. Таким образом, еще до V ревизии часть жителей выделилась из коренной деревни и образовала новые деревни. По десятой ревизии 1859г., в Старомуй-наково в 88 дворах проживали 500, в Маломуйнаково - в 32 дворах - 200 жителей. Третьей деревни уже не было. В каж­дой из них еще имелось по три двора припущенников. при­нятых коренными жителями - вотчинниками - на условиях аренды земельных угодий. Припущенники платили башкир­ской общине по 10 к. с двора и выполняли все повинности в пользу казны и общины, как и вотчинники. К 1920 г. числен­ность населения в Старомуйнаково сократилась наполови­ну, зато в другой деревне она увеличилась на 144 человека.
В первой половине XIX в. обе деревни входили в юрты № 1 и 2 четвертого Загорного кантона в Троицком уезде. С 1864г. они подчинялись Тунгатаровской волости, находя­щейся в 1919-1930 гг. в составе Тамьян-Катайского кантона. В Маломуйнаково всю свою жизнь прожил один из сыновей первопоселенца зауряд-сотник Хисаметдин Муйнаков (1781-1858). Здесь же жил войсковой старшина (майор) Му-хаметжан Бузыкаев (1798-1856), кантонный начальник 4-го башкирского кантона, подразделенного в 1832-1847 гг. на два - 4-го Загорного и 4-го Западного кантонов. Его два сына получили образование в Омском военном училище. Бузыкаев имел \"кожевенный завод\"13. В период кантонного управления в Башкирии (1798-1865 гг.) казаки, мишари и башкиры были переведены в военно-казачье сословие, а их территория расселения была разделена на кантоны. Главной обязанностью башкир, мишарей была охрана оренбургской линии вдоль р. Яика от рр. Уй и Тобола на востоке и до г. Оренбурга. Кантоны управлялись начальниками, фор­мально \"избираемыми\" из числа богатых чиновников, затем утверждаемыми военным губернатором. Кантонные началь­ники проводили в жизнь распоряжения и указы вышестоя­щих властей, для чего были наделены большими правами в военной, политико-административной, судебно-полицейской и хозяйственной областях. Деревни, в которых жили эти на­чальники, становились кантонными штаб-квартирами. Кан­тонные дела вели два писаря, на русском языке и тюрки. На их содержание деньги собирались со всего населения кан­тона, причем кантонные чиновники освобождались от несе­ния натуральных повинностей. Начальники имели по два вестовых-ординарца, а юртовый старшина, управляющий группой деревень, - одного.
О кантонных начальни­ках народом сложены пес­ни, в которых дана оценка их деятельности. О Муха-метжане Еражбаевиче Бузы-каеве бытующая по сей день историческая \"песня \"Бузы-кай кантон\" его не осужда­ет, наоборот, как бы сочув­ствует ему. Особенно его смерть далеко от родных мест - в Петербурге, где участвовал в составе делега­ции от Оренбургской губер­нии в качестве представите­ля от башкир на коронации императора Александра II, способствовала популяри­зации его личности.
Жители вели полукоче­вое скотоводство. Ежегодно выезжали на кочевку. Каж­дая деревня имела по три кочевки на трех местах (пер­вая - в бассейнах рр. Карси-га Урман, Лошы-Чомак, Шагыр Ульган, вторая - по рр. Черной, Кирке Туяк, Бысак Кискэн). Сначала выезжали на самое отдаленное место кочевки. Оно называлось веснов-кой - я?лау. Второе место занимали летом и называли летов-кой (йэйлэу), и третье место находилось недалеко от деревни, именовавшееся тсе^лэу (от тсе? - осень). В Старомуйнаково на 65 дворов в 1844 г. приходилось 360 лошадей, 85 коров, 330 овец и 73 козы. Во второй на 35 дворов имели 533 лошади, 64 коровы, 323 овцы и 44 козы. Видно, что жители не могли удо­влетворить свои потребности одной отраслью хозяйства. Поэтому они занимались охотой. Робко переходили на осед­лость и к земледелию. В первой деревне засевали озимого хлеба всего лишь 8 пудов, ярового - 800 пудов, во второй -озимого хлеба- 120 пудов и ярового- 888 пудов. В конце XVIII в. отметили, что здесь \"хорошо растут рожь, овес, яч­мень\", а \"прочих семян у башкирцев не бывает\". В деревне Маломуйнаково тогда же действовали одна ветряная и две водяные мельницы-мутовки.
Основная масса жителей двух деревень жила в условиях единобрачных семей. Вместе с тем встречались и полигамные семьи. По корану, многоженство- явление приемлемое. По­этому мужчины имели право заключать браки с четырьмя жен­щинами одновременно. Но многобрачные семьи - это удел в основном феодального сословия. Недаром Ф. Энгельс подчер­кивал, что \"многоженство - привилегия богатых и знатных\"14.
Относительно степени распространения многоженства в обществе нет единого мнения в литературе. Существуют две точки зрения. Согласно первой, многоженцев было чрезвы­чайно много. Еще в 1726 г. кунгурский воевода Юхнев, объ­ездив по поручению властей 60 башкирских волостей, писал в своем отчете: башкиры \"имеют многих жен по их закону, и того ради людны\"15. Начальник Оренбургской экспедиции И. К. Кириллов в 1735 г. доносил в правительство: \"Баш­кирское народонаселение чрезвычайно увеличивается вслед-ствии многоженства\"16. Первый член-корреспондент Рос­сийской Академии наук оренбуржец П. И. Рычков поддер­живал эту точку зрения: башкиры \"от многоженства весьма умножаются\"17. Выводы эти поддерживались и другими авторами XIX в. В начале XIX в. Н. Попов утверждал: \"Ред­кие башкирцы имеют по 4 жены, но многие по две, а прочие по одной\"18. Альмухамет Куватов, бывший кантонный на­чальник, писал, что обеднению народа способствовало и многоженство19.
Но бытовала и противоположная точка зрения. Знаток быта башкир, этнограф, поэт и руководитель тайного рево­люционного кружка Петр Кудряшев (1797-1827) писал: \"Ред­кие имеют более одной жены, потому что бедность не допус­кает пользоваться вполне дозволением религии\". В. М. Черемшанский уточняет так: \"Башкирцы, как и вообще все му­сульмане, имеют- достаточные- по две и по три жены, а бедные по одной\"21. Вывод этих авторов сводится к тому, что полигамия - редкое явление в быту башкир.
Естественно, возникает вопрос, в какой мере достоверна та или иная концепция? Прежде всего отметим, что много­женство вызвано было к жизни не религиозными догмами ислама, а хозяйственной необходимостью, своеобразием ко­чевого уклада жизни населения. Буряты или народы Край­него Севера - не мусульмане, но у них многоженство прак­тиковалось. Ислам узаконил и поддержал лишь реально существующее положение.
По материалам VII ревизии 1816г., многоженство в раз­ной степени наблюдается во всех населенных башкирами уездах. Из просмотренных дел в Центральном Государст­венном архиве РБ явствует следующее. В 231 деревне 9 уездов (Белебеевский, Бирский, Мензелинский, Осинский, Уфим­ский, Красноуфимский, Оренбургский, Стерлитамакский и Троицкий (Зауральская часть)) проживало 8999 семей, из них многобрачных 1126, или 12,5% от всех семей, в т.ч. двоежен­ство - в 1032 семьях (11,4%); в 86 семьях - троеженство (0,9%), в 8 семьях - четвероженство (0,08%). Значит, многоженство у башкир не носило массовый характер. Одна из причин этого в том, что женщин всегда было меньше, чем мужчин.
В скотоводческом районе (Зауральская Башкирия) из 1469 семей многобрачными являлись 310, что составляет 21,1% от всех семей. К середине века этот процент сокращается напо­ловину. В земледельческом районе многобрачных было 816 (10,8%) из общего количества семей- 7530. Как видим, срав­нительно большее распространение получило многоженство у башкир-полукочевников, нежели у башкир-земледельцев22. А все-таки как обстоит дело с этим вопросом в двух деревнях Муйнаково? В старой деревне из 82 домов в 8-ми зафиксиро­вано двоеженство, что составляет 9,7%. В Маломуйнаково из 38 семей в 1859г. обнаружено в трех- двоеженство, в двух-троеженство, что составляет 13%.