You are here

№ 275. 1789 г. ноября 9.— Купчая башкир Казанской дороги, Кайлинской вол. Канбулата Каймурзина с товарищами заводчику И. П. Осокину на земли.

Лета 1789-го ноября в 9 день. По учиненному Уфимскаго наместничества в полате гражданскаго суда сего ж ноября 7 числа определению, по силе учиненнаго господином действительным тайным советником, ковалером и бывшим оренбургским губернатором Неплюевым обще с бывшим же в Уфимской провинци виц-губернатором брегадиром Аксаковым прошлаго 1742 года июля 10 ч[исла] общего определения, Уфимскаго наместничества, Оренбургской и Белебеевской округ, Калнинской и Кара-Табынской волостей, Балгазиной тюбы, команды старшины Ишали Якупова от мирских людей Калнинской волости поверенные вотченники башкирцы, в роде своем не послед¬ние, Канбулат Каймурзин, Илдаш Тляпов, Пулат Темиров, Ишпай Кинзягулов, Тюлка Азнашев, Сеундюк Пулатов, Зимагул Кучтаров, Кутла Ибраев, Кушали Якшигулов по поверенному от товарищей наших, оставших в домех, оных Калнинской и Кара-Табынской волостей вотченников башкирцов команды сказаннаго старшины Ишали Якупова письму, которое представлено в полату гражданскаго суда, будучи в городе Уфе, в реченной полате гражданскаго суда от крепостных дел дали сию крепость директору и казанской суконной фабрики содержателю господину подполковнику Ивану Петрову сыну Осокину в том, что продали мы, поверенные Канбулат Каймурзин с товарищи, от имени всех оных волостей вотченпиков башкирцов означеннаго старшины Ишали Якупова с товарищи, все со общаго мирскаго согласия, ему, господину Осокину, и наследиикам ево в вечное и потомственное владение впрок бесповоротно и без выкупу жалованную предкам, а по них доставшуюся и нам, землю со всем от нее произрастением, приисканными и впредь беспрекословно к ево заводам приискиваемыми разными рудами, минералами, каменьями и флюсами, состоящую в Болгазиной тюбе по речкам Усеню, Меньчекану, Белекей-Каратаю, Баткан-Карану, и от оной до деревни Мерзекеевой с лесами, называемыми Мятевской, Мерзекеевской и Аралыцкой, также пашенных лугов и сенокосных мест и протчих угодей, во-первых по значущимся в данном от товарищей наших нам, поверенным, верющем письме, писанном 1788 года, обстоятельствам (которое верющее письмо и при чинимых в наших волостях обысках всеми единогласно утверждено, чтоб оное почитать за до¬говорное) , а во-вторых по явствуемым в данных от нас прежде от бывших крепостных дел в 1762-м и 763-м годех записях и в договорном том писанном в 1770 году письме урочищам. И всио вышеписанное как при обысках всеми нашими товарищами утверждено, так и ныне мы, поверенные, утверждаем в самой непоколебимой точности. А для яснейшаго о том удостоверения, что мы верющее письмо, почитаемое нами за договор, утверждаем, то и в допросе теж самые речи, которые в нем означены, и в присудствии полаты гражданскаго суда объявили, как то. в прошлом 1770 году ноября 8 дня оной нашей тюбы все вотченники, в том числе и мы, пригласи припущеника Кара- Табынской волости умершаго главнаго старшину тархана Кидряся Муллакаева, оную землю, как и выше показано, означеннаго господина подполковника Осокина к Усень-Ивановскому заводу продали ж, сверх отданных нами ж, вотченниками, к тому ж заводу по вершинам речек Чермасанам и впадающих в них речек простирающияся до смежных яиксуби-минских башкирцов и протчих владельцов земель большие и малые, также и в других местах в отвод к тому за- воду по указам бывшей Берг-коллегии вошедшие леса. А взяли мы, с вотченики-башкирцы, за тое землю с него, господина Осокина, денег 350 руб. При совершении ж сей крепости поверено выговорить нам и то, чтоб он, Осокин, для нас, вотченников, из неотводных лесов в пристойных местах на хоромное строение и протчие домовые свои потребы лес с умеренностью рубить, борти делать, зверей и рыбу ловить, хмель щипать, также пашню пахать и сено косить не запрещал. А в протчем во всем ему, Осокину, в нашей тюбе довольствоваться с таким правом как равно собственно нам принадлежало. Так- же естли кто, кроме ево, господина Осокина, напредь сего без указных со всеми нами, вотченниками, зделок, в той нашей волости приискал какие руды, минералы, каменья, флюс и протчее, то мы вместо себя над всем оным полную на основании 782 года манифеста волю. А и хозяйство иметь поручаем ему, Осокину, и наследникам ево. Да и самим нам, поверенным и протчим нашей волости товарищам, А естли кто руды, менераллы и протчее приищет, кроме ево, Осокина, другим никому не объявлять и не отдавать, и за ними не укреплять. А ему, Осокину, чинить нам, смотря по доброте руд, за прииск умеренное награждение. А буде кто после прежних договоров на владение в нашей волости рудниками, землею и потребными для заводу покосами и протчими угодьями объявит у себя данной иногда от не котораго из нас, вотченников, числа, а не от всего общества, договор; или другое какое обезательство, по неведению закона зделанное, то и оной договор или обязательство действительным уже не почитать, о а единственно в нашей тюбе представляем мы всем обществом довольствоваться всеми для заводу потребностями ему, господину Осокину, и наследникам ево, а других сторонних людей отнюдь ни до какого владения не припущать. А как о сей продаваемой нами земле условие положено с ним, Осокиным, чтоб крепость ему, Осокину, на ту землю дать в 1788 году, но как сего нами условия не наблюдено, а то как мы, поверенные, так и все вотченники наши башкирцы и отдаем во владение ему, господину Осокину, все в тюбе нашей земли, леса и протчие надобности равною половиною, и то владение имеет уже быть на собственном всех нас, вотченников, ответе, припущенникам же нашим никакого притязания не чинить. Напрежде сей крепости означенная наша земля с лесами и протчими угодьи, кроме ево, Осокина, иному никому под другие заводы и под поселение кре пости не укреплена и не заложена, и в казну ни за что не отписана. А ежели кто в ту нашу проданную землю с угодьи станет почему ни есть вступаться и называть своею, то нам, владельцам, детям и потомкам нашим ево, Осокина, и наследников ево в том владении от всяких приказных и крепостных притязаний очищать и ни до какого убытку не доводить. А естли неочищением ево, Осокина, и наследников ево причинятся какие убытки, все оные по показанию ево и наследников платить безпрекословно одолжаемся. А ежели разсудится нам, владельцам, кому на сторону какую часть земли продать, но ис тех продаж все сие, нами вечно господина Осокина утвержденное, изключить обязуемся, а естли не изключим, то те продажи да почтутся недействительными. И сия крепость ему, господину Осокину, впредь в крепость...

Уфимская палата гражданского суда, д. № 930. Записные книги г. Уфы 1789 г., лл. 66 об.— 68 об.