You are here

№34.1735г. сентября 28. - Письмо И. К Кирилова А. И. Румянцеву о принятых им мерах для подавления башкирского восстания и о расположении воинских частей на зиму.

Превосходительный господин генерал-лейтенант и ковалер, милостивый государь Александр Иванович.
Коль скоро в пути до Сакмарска, получил е.и.в. указы из Сената о командах и войсках; в первом при его сиятельстве действительном штатском советнике и казанском губернаторе графе Платоне Ивановиче Мусине-Пушкине, а во втором о вашем превосходительстве, то из Сакмарска о благополучном состоянии нового Оренбурха и команды, обретающейся при мне, и о протчем нужном, касающемся ко изкоренению являвшихся воров башкирцов доносил вашему превосходительству с нарочным от ковалерии Вологоцкого полку драгуном Семеном Нелидовым, коего отправил чрез Яик и Самару 23-го дня. А того ж числа с командою из осьми рот драгун и с нерегулярными казаками, мещеряками и башкирцами в путь к воровским Тамьянской и Юрматинской волостям отправился, в таком намерении, что ежели в воровствах вины свои принесут, то их, винных, приму под некоторыми кондициями, а когда в противности останутца, тогда сколько бог помощи подаст ловить и искоренять буду. А в Уфу к господину полковнику Анненкову, до получения оных указов, да из Сакмарска представлял, чтоб он с командою вышел из Уфы по Деме и Уршак рекам до Тобынска для розыску и иско¬ренения воров, кои вин не принесут, о чем с промемории копия к вашему превосходительству 23-го дня приложена. Но сумневаюсь об нем, чтоб он тронулся из Уфы.

Таварыща своего полковника Тевкелева из Оренбурха ж отправил с командою чрез Верхояицкую пристань и Течинскую слободу на Сибирскую и Осинскую дороги, где башкирцы к ворам не пристали, и выдет на Казанскую дорогу. И хотя надлежало было со всего отправленного от 23-го дня послать дубликат, но опасаясь, чтоб не попало б в руки воровския (ибо внутренность изображена), удержал до Уфы.
В Сакмарске (на страх) нарочитых воров по общему приговору штап и обер-офицеров, казнили: одного на кол посадили, другова петерили, а пятерых повесили. А которых волостей и на кого оговор показали, и где на воровстах были, о том экстракт из Уфы отправлю. Ныне иду в пути, никаких и от кого противности еще не видал, только непрестанный иногда дожди и иногда морозы и снег много к поспешению препятствуют.

Прошу вашего превосходительства определить ордером, как мне вдаль поступать. А я на всемогущаго Бога несумненно надеюсь, из правя в Тамьянах и в Юрмате, в Уфу возвратитца, откуду к вашему превосходительству для самоличного приношения отправлюсь в каманде Вологоцкого полку, также и Казанского о трех ротах, где им винтер-кватеры иметь, а время уже наступает. А мое нижайшее мнение для интереса е.и.в. и лутчего приведения в настоящее подданство иштяков: определить в У финском уезде по Казанской дороге между Мензелинска и Уфы по верхней дороге 2 или 3 станцы да по Ику или Мензеле от Мензелинска верстах в пятидесят одну, и занять на те станцы людные при водах и лесах де¬ревни, кои обгородить надолбами или рогатками. А к тому для прибавки теплых покоев обывателями перевозить и поставить из ближних деревень избы так, чтоб батальон уме- ститца мог. Правиант и фураж расположить из ближних же деревень верст до пятидесят башкирских, тептерских и бобыльских, которого у них много, несмотря на то, что повинны ль принесут, или не принесут, выключа одних служилых мещеряков, кои при экспедицы служат верно. Им же и в зиму надобно при каждой станцы человек по сту или по 200 служить для лехких партей и при зборе правианта и фуража. Буде же в разсуждение придет, что то новое и не подвигнуть бы больши к бунту, и на сие приношу прежние бунты упус- ком нынешнему главную притчину имеют. И говорят завотчики простякам, чгто де нам зделано, вот де у нас указ князя Хованского, по которому все прощены, и впредь тож будет1. А ныне приходит зима, в которой башкирцы не таковы, как летом пьючи кумыз бывают, а что ближе к весне, то хуже (худолошадны и сами голодны). Упомянутые ж тептери и бобы¬ли - все беглецы Казанской губернии и живут под защищением башкирским безданно, в них же немало плутости найдетца, коим наипаче нужно страх дать и к немалому платежу правианта и фуража ввесть не наладкою, по под случаи воровства и бунту, как то прямым делом есть. Ежели б от них зла не было, то бы и войски вводить незачем. К тому ж когда так команды станцы свои иметь будут, то по близости воров скоряя переловят, в чем им мещеряки помогут, И надежда им будет к своему защищению, а не так, как ныне: от Уфы до Мензелинска с 300 верст, а Ицкие вершины - старинное гнездо ворам, и далее Мензелинска, на которой обширности трудно воров, хотя б они и повинныя принесли, в стране подданства содержать. Уфа ж такова, что малую из ней посылку нарядить, то во всей орде наперед будет ведомо.

Однакож все сие принесши, остаюсь в воли и рассмотрении вашего превосходительства. При первом отправлении дерзнул послать цифирь для нужных речей2 и, ежели замешкается в пути, то покорнейше прошу, дабы от вашего превосходительства получить мог, ибо воры имеют таких людей, кои у них по-руски читают и им переводят.

У подлинного подписано тако: Вашего превосходительства всегдашний раб Иван Кирилов.

С Оренбургской дороги до Уфы за 210 верст от урочища Бугулжаны.
Сентября 28-го 1735 г.

Получено в Мензелинску октября 13 дня 1735-го году.

Дела Сената по Кабинету. Кн. 54/1131. Лл. 377-378 об. Копия
Материалы по истории БАССР том 6 стр. 74-75

1 Имеются в виду грамоты кн. П. И. Хованского, рассылаемые им башкирам в 1708 году во время башкирского восстания 1705-1711 гг. П. И. Хованский был сторонником ликвидации восстания, и в его грамотах, кроме призыва к принесению повинной, имелись заверения в «прощени вин» восставших.
2 В данном случае шрифт для тайнописи.