You are here

Красноусольск (Богоявленское)

Районный поселок Красноусольск до 1917 г. назывался Богоявленское, возникшее с основанием одноименного медепла­вильного завода.


О времени строительства Богоявленского завода имеется много свидетельств. Вот одно из них. В прошении жителя д. Саитбаба Кесе-Табынской волости Абзалила Кансуярова, поверенного башкир разных деревень из команды старшины Мурзакая Саитбабина, за 1836 г. сказано о времени приобретения заводчиком земли под завод. \"В 1750 г. башкирцы одной с нами волости старшина Баимбет Ильчигулов и Мустай Аскаров с товарищи отдали часть вотчинной земли бывшему заводосо-держателю Твердышеву под построение завода, состоящего близ города Табынска верстах в десяти по течению речки Усолки по правую сторону с черным лесом по значущимся в данном от них старшины Ильчигулова с тов. ему, Твердышеву, на татарском диалекте договорном письме урочищам впредь на 50 лет с платежом оброка в каждый год по 25 рублей с тем однако ж условием, чтоб дельный лес им рубить и в том лесу нам зверя ловить и борти делать не запрещать, почему он заводчик Твердышев на той земле точно на таком условии медный завод, называемый Богоявленской, и построил, который ныне в действии находится и оброк по 25 рублей в год платил\".


Несколько ведомостей, составленных в канцелярии Главного управления казанских, сибирских и оренбургских заводов, о медеплавильных и железоделательных заводах И. Б. Твердышева и И. С. Мясникова за 1761 г. и в Берг-коллегии за 1777 и 1783 гг. указывают дату основания завода. В частности, в первой из них написано: \"Богоявленский завод, находящийся в действии, состоит в Кси-Табынской волости на речке Усолке на кортомленной (арендованной) у башкирцев и у табынских казаков земле. Построен в 1752 г. по указу Оренбургской губернской канцелярии\". В конце ведомости констатируется, что сведений о количестве выплавляемой заводами меди не сохранилось, \"но с памяти\" в 1752 году выплавили ее на Вос­кресенском и Преображенском, \"да отчасти и на новопостроенном тогда Богоявленском заводе, всего не з большим 11000 пуд\". О его строительстве именно в 1752 г. доказывало Пермское горное правление. Выходит, что в 1752 г. на р. Усолке завод был построен и действовал.


Однако еще в 1751 г. в определении Берг-коллегии о разрешении заводчикам Твердышеву и Мясникову постройки Богоявленского медеплавильного завода был указан другой ориентир местности, на которой будет построено это новое заведение. Там сказано следующее: \"Приискал Иван Твердышев еще удобное (место) к построению медного завода внутри Башкирии в Юрматынской волости на речке Бармете, впадающей в реку Зиган, которая течет в Белую реку, по течению с правой стороны...\".


Был ли построен на р. Бармет такой завод? На этот вопрос отдельные авторы дают положительный ответ, причем считают, что завод этот все-таки был перенесен с р. Бармет на р. Усолку по причине маловодья первой. Нам думается, что в первом месте проводились лишь изыскательские разведочные работы, но завод там не был построен. За один год в чисто техническом отношении невозможно было основать в двух местах один и тот же завод. В пользу возникновения завода на р. Усолке говорит арендный договор, заключенный еще в 1750 г. В то время как в Юрматынской волости заводчики еще не имели земли для претворения в жизнь своего плана по его строительству. С юрматынцами Кармышевой тюбы Твердышев оформил купчую на приобретение земельных угодий лишь десять лет спустя после основания завода на р. Усолке.


А теперь обратим внимание на название завода. Объяснение его происхождения мы находим в упомянутом определении Берг-коллегии за 1751 год. А там об этом сказано следующее: \"... именовать бы оной завод Богоявленским, ибо де со временем, когда оной людьми обзаведется, имеет он (Твердышев) желание построить при оном церковь божию во имя богоявления господня.\"


Заводовладельцы весьма активно вели политику по рас­ширению своих земельных владений. Твердышев, нарушив условия арендного договора 1750 г. с кесе-табынцами, после смерти Ильчигулова прекратил выплату им денежного оброка по 25 руб. в год. И после перехода завода к И. М. Бекетовой (дочь Твердышева) башкиры-вотчинники ничего не получали от заводовладелицы. Мало того, в 1798 г. эту землю межевали в пользу завода. Продолжался захват земель и у вотчинников Кармышевой тюбы Юрматынской волости. В бассейне речки Кугуш, что \"ныне именуется Иген-Елга\", Твердышев завладел землей \"в три раза более нежели осталось во всей тюбе\", т.е. вместо купленных им 333 десятин угодий он захватил 33 тысячи десятин. Его захватнической политике содействовало и поведение поверенного башкир Юрматынской волости жителя д. Аючево Мурзаша Туйсина, согласившегося \"на полюбовный заводу отвод\" земли, \"не иначе как через интерес\", т.е. из-за взятки. В 1850 г. заводу (тогда им владел А. В. Пашков) принадлежало 59937 десятин земли, в т. ч. 41644 десятины леса.


Завод имел покупных крестьян. Еще в 1751-1752 гг. было куплено 200 крестьянских дворов. Были мастеровые. В 1795 г. их было 120 человек, а крещеных крестьян - 860 \"душ мужского пола. Заводу принадлежали деревни Русский Саскуль, Куганак (Русский Куганак в составе Стерлитамакского района) и село Покровка (Стерлитамакский район).


С основанием завода возникло поселение Богоявленское, ставшее селом. В 1906 г. в 450 дворах села проживали 1330 мужчин и 1440 женщин. Через 14 лет в поселке городского типа под названием Красноусольский завод (Усолка) численность населения намного увеличилась. 2652 мужчины и 2827 женщин при 842 домах показала перепись 1920 г.


Красноусольск - центр одноименной волости (до рево­люции Богоявленская), куда входило 38 населенных пунктов.


Жители - русские. Они работали на стекольном заводе, занимались земледелием. В начале XX в. село имело волост­ное правление, почтово-телеграфное отделение, мужскую и женскую земские школы, читальню. По понедельникам проводился базар. В селе действовали 13 бакалейных, 4 пивных и винных лавки. Здание церкви было построено в 1810 г.


Завод имел 8 печей, 3 горна, 2 молота \"для расковки в доски меди\". Заводом было выплавлено меди в 1777 г. - 12079 пудов, в 1871 г. - 1163088, в 1851 г. - 13200 пудов.


В 1865-1887 гг. параллельно действовали медеплавильный и стекольный заводы в с. Богоявленское, затем через 6 лет первый прекратил свою деятельность за счет расширения второго.


Несколько слов о событиях 1773-1775 гг. в районе Богоявленского завода.


А.И. Андрущенко о начале восстания в этом районе пишет: \"По примеру и призывам Воскресенских повстанцев присоединились к Крестьянской войне заводские крестьяне Верхоторского, Богоявленского и Архангельского заводов\". Оказывает­ся, что отряд симбирского купца И.Н. Грязнова, набранный из работных людей и приписных крестьян, захватив Стерлитамакскую пристань и Табынский городок, взял Богоявленский медеплавильный завод, расположенный в 15 верстах от Стерлитамака. С приближением отряда восставших заводские работы были прекращены. Как доносили приказчики своему хозяину Твердышеву, завод \"добровольно предался\" Грязнову. Через несколько дней, пополнив запасы продовольствия и боеприпасов из заводских складов, атаман Грязнов выступил к соседнему Воскресенскому заводу, где волнения начались еще до подхода пугачевцев. Один из выбранных на мирском сходе \"приписной крестьянин заводчика Твердышева\" Григорий Туманов был послан из Воскресенска на Стерлитамакскую пристань, где рассказал о волнении работных людей.


Об этом же говорил на допросе конторщик Воскресенского завода С.И. Телегин: \"А ноября в последних числах, прибыв на оной из той толпы назвавшийся ж ложно графом яицкой казак Иван Зарубин, взял меня с протчими нашими крестьянами на Стерлитамакскую пристань, кою таковым же обманом и приступом взяли. А с оной чрез сутки с ним и заводскими Воскресенскими людьми ездил для таково ж обманом и склонения по заводам Богоявленскому и Архангельскому, которых также, по склонению в вышеписанное повиновение, с названным от злодейской толпы полковником Иваном Грязновым со отправленною с нами командою еще по железным тех же господ (Твердышева и Мясникова) заводам, уже приведенным до того табынским казаком Иваном Кузнецовым с товарищи, ездили ж\".


Об одной из причин активной поддержки повстанческих отрядов заводскими крепостными крестьянами генерал-поручик Ф.Ф. Щербатов в письме оренбургскому губернатору И. А. Рейнсдорпу писал следующее: \"...жестокость, употребляемая от заводчиков с своими крестьянами, возбудила их ненависти против своих господ\".


По этим источникам видно, что завод был взят повстанцами в конце ноября 1773 г. До этого там еще находились башкирская и мишарская карательные команды во главе с прапорщиком Аничковым, по словам которого Стерлитамакская пристань \"злодеями\" (пугачевцами) \"уже взята\", что они затем намереваются идти в Табынск и на Богоявленский завод. Как бы то ни было завод оказался в руках повстанцев между 20 и 25 ноября несмотря на то, что он был сильно укреплен, о чем свидетельствует И. И. Лепехин, побывавший там еще в мае 1770 г.


Однако не дремали и каратели. Правительственные войска во главе с генерал-майором Ларионовым, несмотря на его медлительность, захватили Нагайбак, Стерлитамакскую пристань (20 марта 1774 г.), затем - Бакалы. Но дальше Ларионов, учтя сопротивление повстанческих отрядов, двигаться не решился. Тогда его сменил инициативный подполковник Михельсон, командовавший карательными войсками. На Богоявленский завод и в Табынск вступили отряды Михельсона, который распорядился создать в Табынске гарнизон с передачей ему пушек из завода. Затем он направился под Уфу.


Тем не менее в районах завода, Табынска и Стерлитамакской пристани активно действовали башкирские повстанцы. Опасность захвата завода пугачевцами сохранялась и летом 1774 г.


В Крестьянской войне самое активное участие принимали богоявленские крепостные крестьяне. Они воевали с карателями в составе повстанческих войск И. Н. Грязнова и И. Н. Зарубина-Чики. После поражения 7-тысячного повстанческого войска Зарубина у Чесноковки и снятия осады Уфы в плен к Михельсону попали 560 человек. Из них 540 были крепостными заводчика Твердышева, в т.ч. 60 богоявленских крестьян . Были они и среди 500 павших на месте сражения повстанцев и среди многих тысяч зарубинцев, спасавшихся бегством. В ходе восстания погибло 158 заводских крестьян.


Среди пленных \"самыми важными крестьянами и главными бунтовщиками\" из числа богоявленских повстанцев были Федор Горшенин и Симон Телегин. Кроме того, в списке особо выделены такие же вожаки по Усольскому заводу. Это - Яков Королев, Петр Калмыков, которые были в Чесноковке \"при графе (Зарубине-Чике) дежурными хорунжими\". Завода такого названия тогда не было, поэтому следует думать, что речь идет не о двух, а об одном и том же Богоявленском заводе при р. Усолке. Если все пленные крестьяне Твердышева по его просьбе были освобождены \"за поруку\" 12 мая 1774 г., то \"важных бунтовщиков\" еще продолжали держать под арестом в г. Уфе.


После поражения под Уфой Зарубин-Чика с пугачевским полковником И. И. Ульяновым и группой из двадцати верных людей (в т.ч. Иван Губанов) бежал в Табынск. До сих пор считалось, что он и его соратники там и были предательски схвачены и выданы карателям. Обстоятельства ареста Зарубина и его товарищей не в Табынске, а на Богоявленском заводе детально изучены видным историком Р. В. Овчинниковым. При этом он привлекает новый источник - неизвестные историкам записки генерала-карателя Ф.Ю. Фреймана, опубликованные в Риге в 1794 г. Овчинников приводит отрывок из этих записок, подробно рассказывающий об аресте Зарубина: \"Когда бунтовщик Чика... прибыл ближе к вечеру в Табынск вместе с одним из ближайших своих приспешников (Ульяновым), то местный казачий сотник (капрал Алексей Кузнецов) не смог достать им лошадей, так как все они были отправлены с обозами сена в Бердскую слободу. Сотник посоветовал \"графу\" добраться до находящегося поблизости, всего лишь в трех верстах, Тверды- шевского завода (Богоявленского), где можно достать свежих лошадей. Угостив \"графа\" несколькими рюмками водки, сотник пошел сопровождать его к заводу, а, прибыв туда, высказал заводскому приказчику положение, что, по-видимому, Чика проиграл сражение и пытается спастись бегством. Решившись схватить беглецов, сотник и приказчик не отважились сразу же арестовать \"графа\" и его спутника, ибо они были хорошо вооружены, а к тому же заговорщики опасались, что на под­нявшийся шум может сбежаться народ, и воспрепятствует аресту. Но тут инициативу взяла в свои руки супруга приказчи­ка. Она велела мужу повременить с упряжкой лошадей. И хотя Чика настаивал на немедленном отъезде, ибо ему еще этой ночью надо было добраться к \"царю\", чтобы потом возможно скорее возвратиться к своей \"уфимской армии\", но женщина уговорила гостей подкрепиться на дорогу ужином. За едой она щедро угощала их крепким питьем, отчего они вскоре изрядно захмелели. Заверив, что муж посылает человека на ближайшую 75 почтовую станцию, чтоб там держали лошадей наготове, женщина предложила \"графу\" и его спутнику немного отдохнуть, с чем Чика и согласился. Оба сняли с себя пистолеты и сабли, оставили винтовку на столе, а сами легли, \"граф\" - на кровать, а его \"адьютант\" - на лавку. Некоторое время спустя женщина с занавешенным фонарем вошла в эту комнату, увидела, что оба крепко спят, спустилась в подвал, оставила там фонарь, а потом, поднявшись наверх, неслышно взяла и надела на себя пистолеты и сабли. В таком виде она появилась в соседней комнате, повергнув в изумление находившихся там заговорщиков, своего мужа-приказчика, сотника и их сообщников. Женщина велела им идти и взять спящих мятежников. Мужчинам пришлось подчиниться храброй женщине, которая воодушевляла их и своей решимостью, и угрозами. Спящих беглецов связали и затолкали им в рты кляпы. Ночью их строго охраняли, а утром отдали подошедшей команде. Господин генерал Михельсон выдал в награду 500 рублей приказчиковои жене и ее помощникам\".


Усиление эксплуатации богоявленских заводских крестьян и в дальнейшем приводило к их протесту. Осенью 1825 г. на заводе происходили волнения, участились побеги в связи с распростра­нившимися слухами об издании царского указа о наделении крестьян землей. В 60-х годах XIX в. протесты рабочих выража­лись главным образом в самовольном уходе с работы. В январе 1863 г. из-за невыполнения условий найма приказчиком Карга-линских рудников заводовладельца А.В. Пашкова 400 башкир самовольно покинули рудники. В 1868 г. 20 башкир оставили работу на тех же рудниках. В 1910 г. бастовали рабочие Богоявленского стекольного завода, требуя повышения зара­ботной платы.


Из других русских населенных пунктов отметим лишь те, которые известны с конца XVIII-XIX в.