You are here

№ 131. 1736 г. июля 31Сказка калмыка Бурана, посланного от Юсупа Арыкова, В. Н. Татищеву и А. И. Тевкелеву о причинах задержки прихода Юсупа Арыкова с повинной, о требованиях восставших и о сношении их с казахами.

1736 июля 31. Калмык Буран от Юсупа сказывал действительному стацкому советнику Татищеву и полковнику Тевкелеву:

1) Что Юсуп затем де долго не бывал, что вор Сабан стращивал и говорил, что тебя де не отпустят, и всех де лутчих задержат и переказнят. Только де Кинзекей весьма ево уговорил, и он де, Юсуп, положил конечно суда (к нему, господину Татищеву) быть, и с тем Севергула прислал из его деревни отсюда разстоянием 30 верст.

2) Говорят де и многие башкирцы, что де нас хотят перво спутать или стреножить, а потом всех вырубить. И как ево спросили, коим образом думают они, что спутаны будут, то он сказал: «Зимою и снегом, когда башкирцам ни уйти, ни оборонятся неможно».

3) Ему ж, Бурану, сказывал Баран-Табынской волости Заип, что от Средней Казачьей орды присланы к ним послы 4 человека, с тем, говорит: мы де ведаем - у вас зделалась война с белым царем, и вас рубят, а мы де с вами одного рода и одной веры, и ежели вам будет от руских студено, то де к нам пришлите, и если хотите хана, мы вам хана дадим, если же хотите салтана, то салтана пришлем, буде же похотите мириться, то де без нас не миритесь, а станем де мириться вместе. Из оных присланных одного Юсуп при себе имеет и он, Бу-ран, ево видел, токмо накрепко запрещено, чтоб про то руским не сказывать и оного киргисца не объявлять.

4) Намерение имеют Юсуп и протчие башкирцы представлять генералу Татищеву, чтоб с Чебаркуля крепость снесть и на Верх-Яицкой пристани города не строить, и, кроме их, башкирцов, никто на их землях не жил, и чтоб мещеряков и чуваш из их земель выслать и оставить им их земли по-прежнему с покоем. Притом же Куваканской волости Бепеня-мулла выговаривал тем башкирцем, которые де живут близь сибирских слобод и повинную принесли и были у присяги; вы де без нашего мирского совету поспешили повинную принесть и присягали, а нам де уж таперя ни о чем говорить нельзя, а кабы вы де обще с нами пошли, и что нам надобно, мы бы ж свои слова лутче говорили.

Дела Сената по Заводской комиссии. Кн. 10/1532. Ля. 359-360.