You are here

О дворянах Ляховых

Эта старинная уфимская усадьба появилась более 200 лет назад на северной стороне одной из первых улиц города - Голубиной слободе, ныне это нижняя часть улицы Пушкина (что в царское время звалась Пушкинской). Что должно говорить современному уфимцу имя Ляховых? В «Сборнике материалов для истории Уфимскаго дворянства» читаем: «К концу 18 столетия здесь было уже более 150 вновь поселившихся дворянских родов, владевших поместьями. В их число вошли лица: происходившие от древнейших и богатых русских дворянских родов». Здесь упомянуты и Ляховы. О ранних Ляховых нам ничего не известно, однако, сама фамилия этих дворян указывает на их национальные корни. А первые Ляховы были из мелкопоместной мензелинской шляхты, осевшие там в 1660-80-х гг.

Ляховские поместья были также в Уфимском и Белебеевском уездах нашей губернии. В 1840-х гг. уездным предводителем дворянства Уфимского, Стерлитамакского, Троицкого и Челябинского уездов был один из них - коллежский асессор Епенет (Эпенет) Петрович Ляхов.

По данным переписи 1879 года данное усадебное место в Голубиной улице принадлежало Екатерине Ляховой [отчества не указано]. Уфимский краевед и геодезист В. А. Лузин сделал довольно удачную характеристику основного занятия этих помещиков - Ляховы известны как конезаводчики, выводившие новые породы лошадей, улучшавшие старые, прославились своими реформами в сельском хозяйстве. В родовом Ляховском поместье под Уфою в 1898 г. открылась Ляховско - Дашковская школа садоводства, огородничества, полеводства и пчеловодства, одно из немногих средне-специальных учебных заведений Уфимской губернии. В советские годы здесь были: детдом, училище, техникум им. Калинина и т. д. И только в 1960-х были разрушень здесь последние ирригационные сооружения, каналы, остатки теплицы и т. д.

Ляховское училище долгое время влачило жалкое существование а в последнее десятилетие пережио полный развал. Но сейчас в новх и старых корпусах планируется разместить единственную в России (?) школу кинологов.

Другой дворянин Ляхов, сын Епенета (брат Екатерины?) - Владимир Епенетович, отставной поручик, в начале 1870-х гг. служил мировым посредником 1-го участка. В 1880-х гг. он опять служит: гласный городской думы Уфы гласный губернского земства и гласный уездного земства, почетный мировой судья Уфимского уезда. Винокуренный завод «Петровский-4» на р. Уршаке в Уфимском уезде принадлежал ему же. Эти заводские кирпичные корпуса были разрушены только в 1970-х (ныне д. Репьевка, п. Петро-Первомайский). В Уфе Владимир Епенетович владел несколькими домами по улице Успенской (ныне Коммунистической), по нечетной ее стороне вниз от Спасской (ныне Новомостовой). Здания эти сохранились. В 1912 г. имущество В. Э. Ляхова в Уфе оценивалось в 5467 рублей.

Еще один Ляхов - Николай Владимирович - служил гласным Белебеевского уездного Земского Собрания в 1905 г. В 1912 г. он - прапорщик запаса и член Уфимского уездного съезда дворянства, гласный Уфимского уездного земского собрания, владеющий винокуренным заводом близ д. Репьевки Осоргинской волости, член Уфимского общества поощрения коннозаводству, вице-президентом коего являлся инженер путей сообщения Сергей Андреевич Братцев. В общей сумме в Булгаковской и Осоргинской волостях у Н. В. Ляхова было 929 десятин земли.

Четвертый Ляхов - Борис Владимирович (быть может, брат Н. В.?) в том же 1912 г. служил предводителем дворянства Белебеевского уезда и был гласным уездного земского собрания. Пятый - Арсений Васильевич - мещанин, был гласным Мензелинской городской думы, членом учетного комитета Мензелинского городского банка.

Известны были дворяне Ляховы и как храмоздатели - строители православных храмов. Екатерина Петровна Ляхова построила в 1895 г. в упомянутом селе Ляхове (в 1,5 км к северу от училища) в придачу к школе каменную трехпрестольную Никольскую церковь с приделами во имя святых великомучениц Варвары и Екатерины. Некогда это была Булгаковская волость Уфимского уезда, сейчас село на территории Кармаскалинского района. От прежнего села Ляхова к 1970-м гг. не осталось ничего, здесь садовые домики.

На месте большой кирпичной церкви - бурьян в дачной загородке. Начали снос храма в 1930-х и доломали до основания в хрущевское время. Фотографий церкви пока не найдено, но по воспоминаниям старожилов она была сказочно красива.

Каменный 2-этажный дом Ляховых в Уфе по Пушкинской № 99 (с 1904 по 1929 гг. он носил № 83) был возведен, скорее всего, в 1890-х годах на месте старых деревянных ляховских построек. В 1897 г. на этом усадебном месте, принадлежавшем вдове надворного советника Екатерине Петровне Ляховой, уже существовали: 2-этажный каменный дом, деревянный флигель и служба, крытые железом. Ныне главный дом - памятник архитектуры. Окна здания обрамляют выразительные лепные наличники с барочными элементами; лепные детали украшают здесь междуэтажный пояс, карниз и пилястры. У особняка пока сохраняются родные входные двери в правой части фасада. Старинные въездные железные решетчатые ворота восстановлены в 1996 г. лишь приблизительно.



Во дворе усадьбы был большой тенистый разросшийся сад, ныне вырублен. Принадлежал этот особняк еще одной славной представительнице этого семейства - Екатерине Епенетовне Ляховой, почетному члену Совета Попечительства о глухонемых, в доме местопребывало правление общества поощрения коннозаводства Уфимской губернии. По воспоминаниям того же В. А. Лузина, ворота Ляховского дома, напротив Видинеевского сада, были украшены вылепленными из гипса конями.

Около 1911 года Ляховы продают эту свою большую усадьбу на Пушкинской с особняком и надворными постройками некой Наталии Николаевне Братцевой с двумя дочерьми. Чем был вызван сей почти безумный поступок - продажа родовой уфимской усадьбы - неизвестно.

Возможно, Братцевы были родственниками Ляховым? Кто они такие? Сведений о них еще меньше. Коллежский секретарь С. А. Братцев, кроме вышеупомянутого служения в губернском Обществе поощрения коннозаводства, был гласным Уфимского губернского земского собрания от Белебеевского уезда, соответственно гласным Белебеевского уездного земского собрания и членом Белебеевского уездного дворянского съезда. В 1912 г. дворянка Н. Н. Братцева владела в Булгаковскои волости 830-ю десятинами земли (с 28.07.1909 г.) и имуществом в Уфе на 17 833 рубля; больше о них ничего не известно.

С наступлением красных в 1919-м Братцевы, бросив дом, уехали с колчаковцами, в 1920-х гг. они жили во Владивостоке. Оттуда, с берегов Тихого океана сестры Братцевы переписывались с Лидией Андреевной Талановой, известной уфимской учительницей, директрисой совшколы 2-й ступени № 2, располагавшейся в нынешнем старом корпусе мединститута. Причина этого знакомства была проста, некоторое время Галанова жила в небольшом деревянном домике во дворе Ляховского особняка, видимо, снимая тогда у Братцевых квартиру.

Во время великого всероссийского голода 1920-1922 гг., развязанного продразверсткой и военным коммунизмом, в доме Ляховых разместилась АРА - известная американская компания, помогавшая голодающим и в Уфимской губернии. Смутные сведения о Ляховых выплывают в 1920-е годы: Володя, Татьяна и Ольга - дети племянника храмоздательницы - как дворяне лишены гражданских прав, исключены из школы № 1 (ныне гимназия № 3) без права восстановления (информация Н. Ф. Вельской, 1907-1998). Далее следы их теряются.

До 1923 г. дом был отобран у Братцевых, муниципализирован по первой категории (как одно из больших зданий по ул. Пушкинской), горздраву перешло 3 дома на этой усадьбе, некоторое время здесь находились лазареты. В 1929 г. усадьба получила порядковый № 99 по Пушкинской.

До конца 1940-х гг. в доме располагался комендант Уфимского военного гарнизона, а в 1949-м Председатель Совмина БАССР на банкете попросил маршала СССР Тимошенко С. К. (главкома Южно-Уральского военного округа) вернуть здание под больницу. Около 1956 г. для увеличения больничной площади к дому было пристроено дворовое крыло.

В больнице, находящейся в Ляховском здании, в течение нескольких десятилетий лечилась партийно-государственная элита республики. В 1959-1984 гг. главрачом ее был заслуженный врач, краевед, Владимир Анатольевич Скачилов (1923-1996). Несмотря на свою принадлежность к высокой номенклатуре, Скачилов был весьма порядочным и отзывчивым человеком и даже русским патриотом. Известно, что большая часть старинной мебели, находящаяся сейчас в доме-музее С. Т. Аксакова, поступила туда именно из Ляховского дома во время работы в партийной больнице В. А. Скачилова: после того, как всесильный М. 3. Шакиров распорядился выкинуть из больницы всю старую мебель и заменить ее новой, Скачилов отдал мебель в дом-музей Аксакова.

В конце 80-х гг. красно-кирпичные фасады здания были испорчены: их покрасили зеленой масляной краской. С некоторых пор такое уродование многих домов, изначально облицованных красным кирпичом, стало любимой затеей ретивых «озеленителей» Уфы. По рассказам Скачилова, ему предлагали самому осуществить эту дикую перекраску, но он, используя свое начальственное положение, отказывался; после же его ухода на пенсию это безобразие осуществили и с Ляховским домом. Теперь он перекрашен в цвет серого тела, старинный же цоколь здания упрятан под ломаные клочья «брекчии».

В 1995-1996 гг. здесь опять закипела работа: с задней (овражной) стороны дома выкопан новый котлован под строительство еще одного пристроя к больнице. При этом исчез галановский домик. Летом 1996 г. при рытье котлована найдено около 60 скелетов, лежавших в беспорядке, в черепах у них были пулевые отверстия. Городские газеты скупо обмолвились парой сообщений об этой находке и замолчали. Останки быстро исчезли. По мнению специалистов -это жертвы большого террора 1920-40-х гг.

Единственный черно-мраморный надгробный памятник разрушенных захоронений дворян Ляховых был вывезен с прицерковного кладбища исчезающего села Ляхова неизвестным нам добродетелем и долгое время валялся во дворе здания Дворянского собрания (ныне Уфимская Академия искусств). С лета 1992 г. памятник помещен на церковном дворе Уфимско-Богородского храма среди обломков других снесенных некрополей Уфимской губернии, в 1997-м памятники перевезены на территорию Пантелеймоновской церкви, что построена в самом сердце Черниковки.

П. Егоров

Комментарии

"Летом 1996 г. при рытье котлована найдено около 60 скелетов, лежавших в беспорядке, в черепах у них были пулевые отверстия. Городские газеты скупо обмолвились парой сообщений об этой находке и замолчали. Останки быстро исчезли. По мнению специалистов -это жертвы большого террора 1920-40-х гг.."

И не так давно это было... В 1996-м году находка. А если провести журналистское расследование. Был ли акт идентификации останков, их захоронения? Может быть и Уфимская Епархия сделает такой запрос в правоохранительные органы?
Сейчас, насколько мне известно, дом на Пушкинской капитально реконструируют. Может быть, самое время поднять этот вопрос?